Как излечиться от войны

В этом году страна отпразднует 70-летие победы в Великой Отечественной войне. Отпразднует, без сомнения, с размахом: будет и грандиозный парад на Красной площади, и подарки еще оставшимся в живых ветеранам. Но это ли нужно нашему обществу?


Данный вопрос лично я задаю себе уже много лет перед каждым 9 мая. В прошлом году мои чаяния отчасти были услышаны, когда по Невскому проспекту в Петербурге, а также по улицам нескольких других городов России прошли «Бессмертные полки» — люди с фотографиями своих родственников, погибших во время Великой Отечественной. Такая форма — нить памяти, тянущаяся от человека к человеку — по природе своей не может быть фальшивой, потому что к подобному выходу нужно готовиться, вкладывать в него душу, и неизбежно — думать.
О необходимости индивидуального осмысления войны я задумалась и сейчас, хотя до мая еще далеко, поскольку в руках случайно оказалась хорошая книга: «Утверждение в любви. История одной семьи 1871-1981». (Мария Шляховская (Груздева), издательство — журнал «Звезда», 2010).
Из аннотации: «Дочь Софии Ивановны и Александра Ивановича Груздевых, известных филологов, вспоминает своих крестьянских бабушек и дедушек, рассказы родителей о годах Великой Отечественной войны (привлекая их письма и дневники). По ходу повествования обнаруживается, что история рядовой семьи отчетливо отражает историю нашей страны».
Книга издана тиражом 1000 экземпляров — хотя заслуживает, безусловно, большего. Доводилось читать немало произведений, основанных на письменных или устных воспоминаниях — это отличается четкой выстроенностью, упорядоченностью событий, что делает восприятие истории семьи, а с нею и страны крайне ясным. А главное здесь — документальные свидетельства, которые удивительным образом в большом количестве сохранились в семейном архиве — справки, свидетельства, и письма — много писем…
Письма военных лет, которыми обменивались мама и папа автора, сами по себе — мини-произведения, ведь писали их люди, чьей профессией были русский язык и литература. Возможно, еще и поэтому книга удалась как полноценное литературное событие, выходящее за рамки только семейной хроники.
Всю войну — вплоть до ранения 8 февраля 1944 года и ампутации ноги,  Александр Иванович Груздев провел на фронте под Ленинградом. Его жена с маленькой дочкой, в первые месяцы войны эвакуировавшиеся из города на Неве — жили в Вологодской области, в городе Тотьма. Описаний военного и тылового быта, больших трудностей и редких радостей, мыслей о сущности жизни и важности любви полны их послания, которые они писали друг другу очень часто, иногда ежедневно.
В 1944 у Софьи Ивановны с дочкой появилась возможность вернуться домой, в Ленинград. Но еще долгое время к ним не мог присоединиться муж и отец — потому, что его в родной город не пускали…
Скажите, многие ли из нас — особенно молодое поколение — знают об этом факте военной истории: о запрете инвалидам войны с явными признаками инвалидности (безногим и безруким) возвращаться в крупные города?  «Измученному Александру Ивановичу это, в конце концов, объяснили — сугубо неофициально — в одной из вологодских инстанций. Объяснение звучало так: «Инвалиды портят внешний вид города», — пишет дочь.
Только с помощью добрых людей, подсказавших, что «у нас не бывает таких законов, которые обойти нельзя», офицер Груздев вернулся к семье.
Множество трудностей ждало семью и в послевоенные годы — об этом тоже рассказывают документальные свидетельства. Особое впечатление производит письмо в адрес директора Ленинградского протезного завода, где Александр Иванович описывает злоключения, выпавшие на его долю благодаря протезу, которым он вынужден пользоваться.
Письмо длинное, его надо читать целиком — это чистый Зощенко, я приведу лишь отрывок:
«… через две недели после получения нового протеза, который, как известно, по указанию Министерства выдается на два года, размололся левый коленный шарикоподшипник, и мне пришлось сдать протез в городской ремонт. На заводе составили акт о преждевременном износе, вызвали мастера, который мне авторитетно и в полной убежденности в своей правоте и непогрешимости разъяснил, что после ремонта протез сломается в скором времени, так как на заводе можно поставить только такие же слабые части, какие были поставлены ранее […]. Мастер сдержал свое слово. Более того — его работа оказалась хуже обещанной. […] Левый коленный подшипник действительно разболтался и пришел в негодность через неделю, но сверх обещанного мне, человеку довольно высокого роста, была поставлена ремонтирующим протез рабочим детская стопа, которая оказалась на полтора вершка меньше нормы. На составление актов, на очереди, ожидания и прочую волокиту, связанную со сдачей протеза в ремонт, ушло полтора дня. Я в это время был в отпуску и рисковал провести отпуск на протезном заводе. Взвесив все обстоятельства, я решил провести свой очередной отпуск на детской стопе и без всяких притязаний ушел с завода, набив предварительно ботинок ватой и рваными тряпками. Но не успел я после этого капитального заводского ремонта добраться до своего дома, как у моего протеза оборвалась пряжка, которой он крепится к поясному ремню, и я подходил к дому, поддерживая протез рукой…»
Дочь нашла это письмо через двадцать лет после смерти Александра Ивановича — в конверте, адресованном Борису Полевому, автору «Повести о настоящем человеке». К письму была приколота записка: «Лауреату Сталинской премии писателю Б. Полевому от человека, который хочет стать настоящим».
В то время как книгу Бориса Полевого выдавали за строго документальную и в обязательном порядке изучали в школах, «обычным инвалидам было не только не до танцев, но за саму возможность жить и работать приходилось вести изматывающую борьбу то с одной, то с другой бюрократической инстанцией», — резюмирует автор книги.

Очень на многое в истории открываются глаза, когда изучаешь ее по таким вот живым свидетельствам. Поэтому и хочется, чтобы вокруг памятных дат было поменьше парадности и пафоса, а больше — интереса к человеку, изучения его места на войне и главное — открытого признания тех несправедливостей, на которые наше государство всегда было щедро по отношению к собственному народу.
Так и только так, на мой взгляд, можно излечиться от раны, нанесенной нашей стране Великой Отечественной войной. Ведь судя по сегодняшним настроениям в обществе — она и спустя 70 лет кровоточит.

Гульсара Гильмутдинова

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes