Юрий Стоянов: «Я кое-что умею»

Говоря об участии Стоянова в своей новой ленте «Тень», режиссер Дмитрий Светозаров утверждает, что один этот факт превращает мелодраму в более сложный жанр – трагикомедию. «Мы не бездарные – просто забыли, как это делается», – говорит Юрий Николаевич от имени своего персонажа, кинематографиста-неудачника. О самом Стоянове сказать такого, к счастью, не может никто.

Наталья ЛАВРИНОВИЧ
law@gazetastrela.ru

– Вы любите путешествовать поездами?
– И люблю, и не люблю. То, что я люблю, не могу себе позволить: мне бы хотелось так поехать, чтобы были хотя бы сутки в поезде, чтобы днем поспать при открытом окошке, под стук колес. Обычно, когда ты ложишься в вагоне спать (поскольку это физиологически необходимо), никогда не высыпаешься. Хотя поезда предоставляют сейчас предельно комфортные вещи: и кровать тебе будет метр двадцать, и анатомический матрац на ней, и все что угодно – все равно не спишь. Нельзя спать, потому что нужно, – надо спать, потому что хочется. А в поезде начинает то вешалочка трястись, то кто-то пробежит, то столик не закреплен… И когда такое из ночи в ночь – это, конечно, безумно выматывает. Но, если представить, что никуда не торопишься, сел бы в вагон – и на сутки, не Москва – Питер, Питер – Москва, а куда-нибудь подальше.
– А что бы вы в эти сутки делали? Книжку читали?
– Да-да, я бы смотрел кино, одновременно читал книжку и в это же время спал! (Смеется.)
– Ваша занятость чудовищна, если вы не можете себе позволить сутки в поезде, я правильно понимаю?
– Это не всегда так, но осень будет такой. Бывает, что в течение недели нет ночи, которую я проспал бы дома – все в поезде. Чаще всего в «Гранд Экспрессе». Я езжу либо на нем, либо на «Сапсане».
– С вами в поездах происходили забавные случаи?
– Хочется пожелать всем, чтобы с ними в поездах никаких забавных случаев не происходило. И тем более в самолетах. Хочется сесть в точке А и выйти в точке Б.

«Стендапом я занимаюсь давно»
– Говорят, бывших одесситов не бывает.
– Ну, наверное.
– Для вас, как для одессита, последний год, начиная с мая 2014-го, – сложный?
– Сложный. И на этом я заканчиваю ответ на этот вопрос. Очень сложный.
– Расскажите о роли в «Тени» Дмитрия Светозарова, где вы сейчас снимаетесь. Что вы с ней связываете?
– Я связываю с ней ощущение такое: должно получиться хорошее кино. У меня здесь полноценная роль: этот человек на поверхности смешной, а если копнуть по­глубже – трагическая, несчастная фигура. Мне бы очень хотелось, чтобы мой персонаж был объемный. Разный. Получится – буду крайне рад. Я испытываю удоволь­ствие от того, что происходит в кадре, а это очень важное чувство, обычно плодотворное. Если тебе нравится то, что ты делаешь, как правило, потом это совпадает с результатом. Как правило.
– На вашем сайте, начиная примерно с весны, появились афиши стендаповских выступлений. Вы раньше занимались стендапом в современном понимании этого слова?
– Что значит «занимался стендапом» или не занимался? И вообще это слово – stand up, ненашенское? (В Америке я бывал на настоящих стендапах.) А чем, скажите, занимается Жванецкий? Да, у него есть заготовки, есть большие авторские куски, фрагменты своих произведений, но в общем Михал Михалыч отталкивается моментально от того зала, который сегодня, сейчас перед ним. И от того, как он чувствует эти вибрации, настроение публики, на ходу – и часто радикально – корректирует то, что делает. Это и есть stand up. Если твой рассказ о жизни с грустными и смешными подробностями, с разными историями, с твоими лично песнями, музыкой, с сиюминутными вещами и реакцией на то, что происходит в зале, – если весь этот винегрет можно назвать стендапом, то я им занимаюсь довольно давно, просто мы не знали это слова.

«Никогда в жизни не был жлобом»
– Как-то развивается проект «100янов-шоу», который анонсировали в прошлом году?
– Есть «Петросян-шоу» на канале «Россия» – не хочется повторять название. Нет, пока нет. Это очень затратный проект.
А сейчас не время затратных проектов.
– Ну и, наверное, в одну реку дважды войти сложно…
– А это не должна была быть та же самая река. Это было понятно с самого начала: не просто сложно войти, а и не нужно в нее входить. Совершенно невозможно найти замену моему партнеру – и бессмысленно, и преступно. Невозможно, нельзя, глупо, очевидно. Как Сальери говорил: «Мне это ясно, как простая гамма». Или Моцарт, я уже забыл.
– Действительно великий композитор – ваша самая яркая роль в БДТ?
– Роль такого уровня и может быть одна, таких ролей крайне мало. Но и другие в Большом драматическом были. А после БДТ… У меня есть «Женитьба» Кочкарева в МХТ, в «Вишневом саде» Гаев, «Перезагрузка» – я просто категорически избегаю антреприз. И в том, что касается театра сегодня, я очень нудный, дотошный и избирательный.
– Хочется извиниться за некоторые вопросы.
– Не стесняйтесь.
– Мы же все умрем…
– Это очевидно. Но только не забывайте, что смерть – это часть жизни.
– …и окажемся перед райскими вратами. И попросят предъявить что-то одно, что мы сотворили. Это может быть работа в театре, кино, а может, и не творческие вещи, и не вещи совсем. Для вас это что будет?
– То, что я никогда в жизни не был жлобом и карьеристом. То, что всегда старался быть искренним. И я неплохой отец, муж и сын – этого достаточно.
– Как долго вы хотите быть в профессии – вы об этом думаете?
– Не думаю. Я, может быть, не очень высокого мнения о том, что сделал. Но очень высокого о том, что могу сделать. Мне кажется, я буду красиво стариться и буду востребован. Я кое-что умею.

Кстати
«Бабье лето» и не только
У Юрия Николаевича довольно большой пул ролей в кино, и, как можно было ожидать, с возрастом его герои становятся все интереснее.
Одна из его недавних работ – в ленте Джона О’Райли «Москва никогда не спит». Ирландский режиссер, по собственным словам, проживший в российской столице «половину взрослой жизни» (впервые О’Райли приехал к нам в 1993 году), снял кино о пятерых героях. Самых разных, объединенных тем, что все они – москвичи. Выход фильма приурочили к началу осени еще и потому, что сюжет разворачивается также на фоне празднования столичного Дня города. Юрий Стоянов играет здесь тяжело больного актера, сбежавшего из клиники и попавшего в переделку.
Кроме него, в ленте занята когорта звезд – Алексей Серебряков, Алена Бабенко, Михаил Ефремов, Елена Сафонова, Виктор Вержбицкий, Евгения Брик и другие.
На очереди на больших экранах – «Кавказское трио» (где Стоянов сыграет азербайджанца), «Маленькие люди» Рената Давлетьярова и сериал «Бабье лето» Дмитрия Светозарова, который планирует показать Первый канал.

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes