Мост преткновения

История вокруг ничем не примечательного моста в Красносельском районе Санкт- Петербурга, которому решили присвоить имя первого президента Чечни, казалось бы, частная и имеет отношение лишь к Северной столице и конкретному району.

Действительно, новость о принятом топонимической комиссией документе, рекомендующем назвать именем Ахмата Кадырова мост через Дудергофский канал, возмутила в первую очередь жителей близлежащих кварталов. Опросы, проведенные местными депутатами, показали: подавляющее большинство граждан района не согласны с данным наименованием, полностью лишенным основания (улицы и проспекты в Красносельском районе исторически называют именами героев Великой Отечественной).

На общегородском митинге свое отношение к происходящему выразили все желающие. Тем временем петиция с вопросом «Извините, но при чем здесь Петербург?», созданная на портале change.org, собрала более 85 тысяч подписей. Интернет наполнился всевозможным креативом на заданную тему (самой популярной стала идея назвать мост Ахматовским), свое мнение высказали видные деятели культуры и искусства. Общий лейтмотив: петербуржцы не против присвоения улицам и прочим объектам своего города имен любых национальностей (звучали предложения назвать мост, например, в честь Абухаджи Идрисова – чеченца, Героя Советского Союза, защищавшего Ленинград в составе 125-й стрелковой дивизии). Но против того, чтобы это происходило вопреки топонимической логике и без учета мнения людей.

Именно поэтому данная история уникальным образом объединила представителей зачастую противоположных политических и прочих взглядов. И именно поэтому она, конечно, не частная: удачная попытка пренебрежения здравым смыслом всегда опасна продолжением. Своим отношением к спорной инициативе поделились наши сегодняшние эксперты.

Алексей ЕРОФЕЕВ, член топонимической комиссии Санкт-Петербурга:

– Когда впервые прозвучало пред­ложение о названии какой-либо ули­цы или набережной именем Кады­рова, я сразу сказал, что он к нашему городу отношения никакого не имел. Представьте, если бы предложили этот мост назвать именем Рэя Брэдбери. Ска­жут: вы что, с ума сошли? Какое отношение он имеет к этому месту? Я озвучивал предложение дать имя Кадырова какому-ни­будь чеченскому культурному центру, обществу. Такое же мнение высказала на своем собрании Общественная палата, почетные граждане Петербурга. Но это вопрос на перспек­тиву: а кому-то, видно, нужно было здесь и сейчас. И был выбран самый, на мой взгляд, неудачный вариант. Место, которое связано с героями Великой Отечественной войны. Упреки в сеянии межнациональной розни здесь неуместны. Так совпало, что недавно ветераны Грозного отправили нам письмо с просьбой присвоить одной из улиц Петербурга имя летчика Даши Ибрагимовича Акаева. Полк, в котором он воевал, располагался в районе реки Каменки. Были пред­ставлены все необходимые документы. И, естественно, мы назвали новый проезд улицей летчика Акаева, тем самым подчеркнув наши дружественные отношения и тот истори­ческий факт, что Ленинград защищали люди самых разных национальностей.

Ольга ГАЛКИНА, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

– Я депутат Красносельского района, где расположен мост. И на заседании топонимической комис­сии, где я выступала, очень хоте­ лось донести до ее членов мнение жителей. Дело в том, что этот вопрос так или иначе обсуждался уже больше месяца. И за это время ко мне неоднократ­но обращались люди, которые были категорически против принятия такого решения. Проводилось голосование и на моем сайте, и у муниципальных коллег: было понятно, что 99 процентов категорически против предлагаемого названия. На комиссии присутствовал глава района, член городского правительства, который промолчал, хотя пре­красно знал мнение жителей района. Это показательный момент. Когда мы с волонтерами собирали подписи, люди задавали очень логичный вопрос: где топонимическая логика? Мост через Дудергофский канал (в народе он называется сейчас Дудергофский мост) расположен вдоль проспекта Геро­ев. Пожалуйста, мост Героев, мост Мира, рядом находится жилой комплекс «Балтийская жемчужина» – пожалуйста, Жемчужный мост. Другой вопрос, который задавали все: к чему такая спеш­ка? Это неоднозначное предложение, которое в случае реа­лизации внесет раскол в общество. И дело тут не в мосте даже, а в отношении к людям, мнения которых никто не спрашивает. Нужно защищать свои честь и достоинство. И когда нам говорят, что это невозможно, что решение уже принято, это не так. Сейчас последнее слово за губернатором, да. Но были же примеры успешного противостояния: например, башня «Охта-центра». Так что шанс есть, это точно.

Анатолий ГОЛОВ, заместитель председателя петербургского отделения партии «Яблоко»:

– Петербуржцы почувствовали себя оскорбленными. Мы уважаем себя, мы любим наш город. Идя по проспекту Героев, мы хотим выйти не на мост Кадырова, который ни­ как не связан с Петербургом (да, он посадил дерево в парке 300-летия, но я не уверен, что оно даже сохранилось, потому что там идет массированная вырубка). А на мост, например, Тани Сави­чевой, связь которой с городом неразрывна. Мы уже выходили с предложением провести референ­дум и использовать механизмы прямой демократии, для того чтобы защитить наше с вами право. Если граждане Санкт-Петербурга скажут да мосту Кадырова – нет вопросов. В маленькой Швейцарии ежегодно проходят тысячи рефе­рендумов – местных, общенациональных… Почему швей­царцы могут, а мы нет? Вы помните, когда у нас в последний раз был референдум? По переименованию Ленинграда в Санкт-Петербург – 25 лет назад! Это вопрос не политический, не предмет спора той или иной идеологии. Это вопрос уважения к людям.

Александр МАЛИЧ, теле- и радиоведущий:

– Конечно, мост можно назвать именем Кадырова, только почему в Санкт-Петербурге? К идее о том, что это позволит уменьшить на­ пряженность, я отношусь с понима­ нием, но, кажется, пока напряжен­ ность только нарастает. Очевидно, что общегородской референдум – луч­ ший выход из этой ситуации. А я бы назвал мост в честь кого-то из ленинградских писателей. Мой любимый мост – Большеохтинский. Когда-то давно его закрывали на ремонт, и вот, на перекрытом мосту мы с одноклассниками с помощью самодельного невода ловили корюшку. Больше я корюшковым промыслом не занимался, но воспоминания остались на всю жизнь.

Подготовили Гульсара ГИЛЬМУТДИНОВА и Наталья ЛАВРИНОВИЧ

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes