Сексуальная и пугающая нефть

12 декабря в DI Telegraph прошли «Пионерские чтения» журнала «Русский пионер» на тему «Нефть». Колумнисты читали о нефти рассказы, сравнивали ее с человеческой кровью и даже посвящали ей стихи.

В этот зимний вечер о нефти говорили все.  Актрисы, певицы, пресс-секретари и режиссеры. Вместе с главным редактором журнала Андреем Колесниковым ведущей «Пионерских чтений» в этот раз стала певица Алена Свиридова.

Собственно, она и объявила первого колумниста, который в этот вечер открывал чтения: «Диана Арбенина!» Как оказалось позднее, это последняя колонка Дианы Арбениной в «Русском пионере»:

«Это, действительно, моя последняя колонка. Я этими словами не набиваю себе цену, чтобы затем вернуться. Я у-хо-жу. Но это не значит, что мы перестаем дружить и я исчезну с ваших радаров. Но… я ухожу, потому что я нефть. Во мне слишком много взрыва и черной густой маслянистой воды по имени «кровь». Меня разрывает изнутри, и когда я выхожу читать вам все это, то не могу избавиться от ощущения, что все зря.
 Я зря, и мои слова не отражают меня, какая я по-настоящему есть…Когда я начинаю читать написанное собой в абсолютно трезвом рассудке и здравом уме, меня начинают душить слезы, и я начинаю сомневаться в собственной вменяемости. Я не хочу так. Я устала умирать, а писать просто так, ради того, чтобы засветиться перед аудиторией и заработать призы и очки, — очки и призы мне не надо. Я пульсирую ежесекундно и каждой своей отсутствующей запятой давлюсь, как мой пес костью… Вы скажете: «Полегче, подруга, все хорошо, мы тебя любим». Я знаю.
 Я это чувствую. Я благодарна вам за то, что приняли меня, что окружили заботой и вниманием. Я благодарна вам за то, что ждете мои эссе, когда я обламываю дедлайны, и печатаете, даже когда уже поздно, а после сидите и слушаете их в запредельной тишине. И поэтому тоже я ухожу. Нефти не бывает много. Любви не бывает много. Я слишком дорожу вами».

А дальше должна была быть колонка главы «Роснефти» Игоря Сечина. Вот только он в этот день находился в Китае и не успел на чтения. Поэтому пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев прочитал вместо него сразу две колонки. Из «Ведомостей», где автор приложил все усилия к тому, чтобы объясниться одновременно в любви, и в нелюбви к Игорю Сечину, и застрял где-то между. В итоге это прозвучало как настоящая джазовая импровизация. И — про него же — в «Файненшл таймс».

Режиссер Константин Богомолов, в отличие от пресс-секретаря «Роснефти», совсем ничего не знает о нефти. Поэтому он попытался сравнить ее с кровью, потому что после похода в поликлинику он, кажется, узнал о последней все:

«Я ничего не знаю о нефти, поэтому начну с крови. Я сдавал кровь из вены впервые лет в тридцать пять.  А то и в тридцать семь меня впервые проткнули — до того я был замкнут во всех смыслах — и тут чпок! Так я вдруг обнаружил, что внутри меня течет что-то почти черное течет, извивается по каким-то трубам, без цели по кругу бегущая кровь вдруг вырывалась и гасла, ненужная, теряя энергию в пробирке ИНВИТРО, ибо нужная она лишь там — внутри, а здесь — в миру — зачем?»

В какой-то момент Алена Свиридова, видимо, подумала в соответствии со сценарием, что все начинают увязать в этой маслянистой жидкости из сложной смеси углеводородов, и вспомнила про Новый год. А вместе с ней о нем вспомнила и Оксана Бутман. Вернее, они прочитали новогодние колонки. Но никто не сопротивлялся. Ведь Новый год совсем скоро, и у каждого в телефоне уже припрятан свой персональный  wishlist.

Писатель Дмитрий Быков преподал всем пионерам урок литературы и прочитал рассказ про Нефть. Именно с большой буквы, ведь нефть у Дмитрия Быкова — девушка: 

«А я Нефть, — вдруг сказала она.
 Андрей почти не удивился: мало ли какие бывают кликухи в этой среде. Девочка совсем не выглядела шлюхой, но снялась подозрительно легко. Он, слава богу, не считал себя неотразимым, но предполагать чистую корысть было обидно. По правде сказать, она была плохонькая, почти без шансов: болезненно худая, востроносая. В «Таблице», тогда только что открывшейся — Москва переживала клубный бум, — ей явно было нечего ловить. Но что-то в ней ощущалось, просматривалось…».

Актриса Ольга Аничкова честно призналась, что ей не интересны все эти «фьючерсы» и «котировки» в новостной ленте. Нефть для нее не более чем история из четырех эмоциональных картинок, которыми она и поделилась: 

«Я же предупреждала, что ничего не понимаю в экономике. Я же говорю, что предпочитаю быстро проматывать бархатное, густое, сексуальное и пугающее слово «нефть» в ленте новостей, не вдаваясь в подробности. Пойду куплю сигарет по доступной мне схеме «пластикового блюдечка». Закурю и буду заниматься тем,
 в чем хоть сколько-нибудь разбираюсь. Что-нибудь писать, снимать, ставить, рифмовать и развлекать людей, жонглируя эмоциями и ощущениями. Мне не нравится запах мазута со свежим асфальтом».

Поэт Андрей Орлов для нефтяного номера подготовил произведение с замысловатым названием «Поэт Орлуша, трезвый, не по пьянке раскроет все гостайны по нефтянке». Хотя, на самом деле, это была баллада о героях Самотлора – крупнейшего в России нефтяного месторождения.

Тема следующего номера – «Дом».

Кирилл КОВАЛЕНКО

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes