Я у ёлки

Маститый блогер Илья Варламов на своем сайте торгует датскими елками – кучерявыми, как и он: самая маленькая стоит 3100 рублей, самая большая, в 2,5 метра – 10 тысяч. Плюс 700 за доставку, но это уже ерунда.

«Экоелка» привозит живых красавиц в горшках: в Питере метровое чудо обойдется в 5999 руб, в Москве на пару тысяч дороже. В период с 10 по 15 января эко-елочники могут приехать на дом, забрать горшок и высадить ель в лесу. Нужно будет еще чуть приплатить, буквально тысячу, но в любой момент то же самое можно сделать самостоятельно.

Я тоже собралась за елкой, не лыком шита. 5 декабря губернатор Ленобласти разрешил всем, вне зависимости от цвета штанов и прописки, рубить дерева бесплатно. Надо только заключить «договор купли-продажи на заготовку елей для новогодних праздников для собственных нужд».

Всеволожское лесничество имеет два филиала, один из них, как можно предположить, – во Всеволожске, по улице Социалистической, 114А. (Полный список «Ленобллес» смотри здесь.) На первом этаже ничего не предвещает, МФЦ как МФЦ, но дальше все стены заклеены лаконичными указателями — «Ёлки», «Ёлки», «Ёлки». Перед маленькой комнаткой очередь, договоры заключают с 10 до 14, один паспорт – одно дерево. «Да зачем вам сейчас ехать-то? – ответил добродушный баритон накануне. – Приезжайте перед праздниками». Перед праздниками здесь будет убийство: в каждый из трех экземпляров вписать ФИО, данные паспорта, квартал лесничества и название участка, – это минут 10 как минимум, и визитеры радостны сверх меры, и норовят задать дурацкие вопросы – а как ехать, а куда ехать, а что, если я поеду завтра…

Завтра не будет: разрешение действует до конца дня. «Вы одна или с кем-то?» – спрашивает сотрудник лесного хозяйства. «С кем-то», – говорю я. Пара кого-то охотно, как китайские болванчики, кивает: в их открытых лицах читается и нелепый задор щенков, и географический кретинизм. «Тогда я вам выпишу поближе».

«До Пробы, поворот на Лепсари, река, мост, перед мостом просека», – твержу я мантру. Боюсь под снегом не распознать ни реку, ни мост, ни поворот, но все более чем очевидно.

Дети в лесу становятся другими: они снимают маски «уберитеэтоотменя», бегают по льду, зарываются в снег, играют на пиле, с восторгом выбирают самое пушистое дерево. Я шкандыбаю за ними на каблуках, с термосом и горем во взгляде: резать живое непросто, мне ли не знать.

…Много лет назад, когда Крым был украинским, а бутылка «Славика» – «Слов’янскего бiлого» – стоила 4 гривны, мы с друзьями после чудесного Нового года возвращались из Джанкоя в Киев. Мест в одном поезде на всю компанию не хватило, пришлось разделиться.

В «мать городов русских» прибыли утром, всклокоченные, невыспавшиеся, но прекрасные, как всякая юность. Сделали шаг по перрону – и тут я едва не лишилась дара речи. «Лавринович, мы у елки, – разносился по Киеву-Пассажирскому чуть механический голос. – Внимание, повторяю: Лавринович, мы у елки».

За эти годы у меня, как у собаки Павлова, выработался рефлекс. «Лавринович!» – кричат в каком-нибудь паспортном столе. «Я у ёлки», – отвечаю безотчетно. С каждым годом, правда, всё тише.

Я у ёлки.

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes