«Задача – порвать всех на чемпионате мира»

Почти полтора года отечественная легкая атлетика из-за громкого допингового скандала находилась практически в полной международной изоляции. Российские спортсмены были лишены права выступать на международных стартах, пропустив в том числе и Олимпийские игры – 2016 в Рио-де-Жанейро. Причем пострадало и множество без вины виноватых, «чистых» атлетов, в частности действующий чемпион мира в беге на 110 метров с барьерами Сергей Шубенков.

Сергей ПОДУШКИН
info@gazetastrela.ru

Буквально на днях Шубенкову и еще нескольким спортсменам все же разрешили выступать на международных соревнованиях, пусть и в нейтральном статусе. Корреспондент «Стрелы» побеседовал с 26-летним бегуном в Красной Поляне, куда Сергей заехал на сноубордический контест Red Bull Roll the Dice.

«Хорошо, что високосный 2016-й закончился»

– Сергей, в августе 2015 года вы стали чемпионом планеты и автоматически – фаворитом Олимпиады-2016. Но затем словно попали в спортивную резервацию…

– Действительно, испытывал какие-то странные ощущения. Особенно прошлым летом. Обычно в это время года у меня старты и поездки в режиме нон-стоп, путешествия по всему миру. А тут все совершенно иначе. Съездил на какие-то всероссийские соревнования и сижу дома. Сижу, сижу и только спустя месяц отправляюсь на следующий старт. Судите сами, обычно принимаю участие в 11 турнирах на разных континентах, а в 2016-м выступил всего семь раз и только внутри страны.

– Признайтесь, запрет на участие в Играх в Рио шокировал?

– Даже вспоминать о тех эмоциях не хочется. Прошлый год получился для меня реально очень тяжелым, даже дурацким. Полным разочарований. Не только в спортивном, но и в семейном плане было не все гладко. Нет, понимаю, черные полосы у всех случаются, но чтобы все разом плохо? Ужас какой-то! В общем, хорошо, что этот високосный год закончился. Сейчас, надеюсь, вернемся на нормальные рельсы.

– Иностранные коллеги-барьеристы как-то реагировали на ваше отстранение? Поддерживали или, может, наоборот, отпускали критические стрелы?

– Они говорили обо мне, только если их кто-то спрашивал. Естественно, в основном приятные, вежливые слова. Вроде: «Жаль, что Сергея нет. С удовольствием бы с ним побегали, хотя, конечно, я бы его обыграл».

В социальных сетях конкуренты мне тоже не пишут. Но это совершенно нормально, у нас и раньше складывались отношения на уровне: «Привет! Как дела? Пока!» Ну максимум могли после какого-то старта пойти вместе поужинать. Вообще легкая атлетика настолько масштабный вид спорта, что отстранение даже такой мощной сборной, как российская, не слишком заметно для других атлетов. А кто замечает – просто предпочитает не вмешиваться. Думает, что Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) виднее. Мол, раз отстранили, значит, наверное, есть за что.

«Возможность переключить мозги»

– На чемпионате мира – 2015 вы выиграли золото, пробежав 110 метров с барьерами быстрее 13 секунд. В то же время в Рио победитель-ямаец Омар Маклеод показал только 13,06. Вас удивили не самые высокие результаты на главном старте четырехлетия?

– Ребята пробежали действительно медленнее, чем предполагалось, но, скажем так, ничего сенсацион­ного не случилось. Еще перед полу­финалами Олимпиады мой тренер Сергей Клевцов точно назвал тройку будущих призеров, причем даже расставил их по местам в правильном порядке. Конечно, с моим уровнем готовности я мог бороться в Бразилии за золотую медаль. Обидно, но чего уж теперь…

– С иностранцами общение ограниченно, но с товарищами по несчастью из сборной вы обсуждали сложившуюся в нашей легкой атлетике ситуацию. Может, как-то подбадривали друг друга?

– На крупных турнирах командный дух действительно всегда чувст­вовался, мы болели за соотечественников, поддерживали друг друга. Но не скажу, что в повседневной жизни с кем-то очень плотно общаюсь. Конечно, есть закадычные друзья, но и с ними пересекаемся нечасто.

А так… Атмосферу в российской легкой атлетике нынче сложно назвать идеальной – постоянное напряжение и возмущение чувствуются.

– Вы не только пропустили Олимпиаду и весь 2016-й, но и в последние месяцы находились, скажем так, в подвешенном состоянии. Это как-то отразилось на подготовке к сезону?

– Прошедшую зиму мы бы пропускали в любом случае, и я уже достаточно давно ориентируюсь только на летние старты. Поэтому обычно отдыхаю в отпуске чуть подольше, чем многие другие легкоатлеты. Все шло по плану: в ноябре приступили к подготовке, по традиции вначале сделав упор на ОФП. Сейчас же, в апреле, у меня на базе в Адлере самый ответственный этап. Тренировки идут в режиме нон-стоп, по две в день, практически без выходных. Причем тренировки очень тяжелые – упражнения надо не просто выполнять, а делать качественно. Все это на фоне больших нагрузок легко превращается в рутину – первую неделю вроде без проблем терпишь, а затем голова словно в тумане от сильной психологической усталости. Поэтому нынешняя поездка в Красную Поляну, в том числе и беседа с вами, – хорошее подспорье в подготовке. Поскольку помогает отвлечься, переключить мозги.

«Антидопинговая система должна быть более прозрачной»

– Чиновники IAAF как-то информировали о ходе рассмотрения вашей индивидуальной заявки на выступления в международных стартах?

– Новостей практически не было. Маша Кучина подала свою заявку в декабре (чемпионку мира – 2015 в прыжках в высоту допустили к международным стартам 11 апреля одновременно с Сергеем. – Прим. ред.), я – в январе. А дальше – тишина. Причем мне никто из IAAF не говорил: «Сергей, процесс идет, подожди еще столько-то и столько-то».

Но, естественно, мы все равно надеялись, что второй сезон подряд не пойдет под откос. Поэтому продолжали и продолжаем готовиться в нормальном режиме. Уже достаточно давно наметили с моим тренером цели и задачи на сезон. Главная из которых – поехать на чемпионат мира в Лондон и всех порвать! В общем, все как обычно. (Смеется.)

– Часто ли нынче российских атлетов проверяют на допинг?

– Это, кстати, очень хороший вопрос. Поскольку критерии необходимого и достаточного количества проб никто официально не устанавливает. Хотя о них заявляют в релизах для прессы. Но сначала объявили о трех пробах, затем – о шести, потом и десять мало покажется. Сейчас вот несколько наших атлетов получили отказ для выступлений на международных стартах, потому что находятся в международном и национальном пуле тестирования меньше года.

Вообще искренне считаю, что мировая антидопинговая система должна быть куда более прозрачной – информации публикуется крайне мало, нет открытости и, как следствие, нет и доверия. Сведения о том, сколько раз и кого тестировали, можно посмотреть только на сайте Американского антидопингового агентства (USADA). Там вбиваешь имя и фамилию атлета – и видишь количество допинг-тестов. А сколько тестируют меня, если сам не расскажу, никто и не узнает. Но я, конечно, расскажу: меня проверяет компания по запросу IAAF со средней периодичностью раз в месяц. Берут кровь, мочу, отсматривают данные биологического паспорта.

– Игры в Рио вам пришлось пропустить, мечта стать олимпийским чемпионом так и не реализована. Как считаете, сдюжите еще два олимпийских цикла?

– Вообще-то в моей карьере могло быть уже две Олимпиады. В Лондоне в 2012-м я выступал совсем молодым, поэтому не выдержал давления, да и надежд, признаться, на меня тогда особо не возлагали. А к Олимпиаде-2016 был действительно хорошо готов. Но пролетел мимо. Так что половина спортивной жизни уже прошла. И это совсем не смешно! Конечно, хочется выступить еще на парочке Олимпиад, пусть гарантий и нет, никто ни от чего не застрахован. Однако на спортивное долго­летие мы с моим наставником настраивались изначально, поэтому и начали пропускать зимние сезоны.

_________________

Кстати

Трюки ради удовольствия

Соревнования Red Bull Roll the Dice, в рамках поездки на которые и состоялся разговор с Сергеем Шубенковым, сами по себе представляют несомненный интерес. На курорте «Роза Хутор» в Красной Поляне собрались лучшие сноубордисты России. В том числе и действующие победители чемпионата страны сразу в трех олимпийских дисциплинах Влад Хадарин (биг-эйр), Михаил Матвеев (слоуп­стайл) и Никита Автанеев (хафпайп). Но при этом, в отличие от чемпионата страны, райдеры не ставили «очки, голы, секунды» во главу угла – они прежде всего получали удовольствие от эффектных акробатических трюков и неформального общения.

Такой атмосфере способствовали как солнечная погода, так и демократичный регламент соревнований, где от участников далеко не всегда требуются трюки максимальной сложности. Поскольку фигуры для каждого этапа Red Bull Roll the Dice определяли с помощью бросков прямо на склоне специальных кубиков огромного размера. Как следствие, среди почти семи десятков участников нашлось и немало любителей, решившихся бросить вызов профи. Но в финале все же сошлись серьезные мастера: участник Олимпиа­ды в Сочи Алексей Соболев из Новосибирска и молодой петербуржец Марк Теймуров, в этом году дебютировавший на этапе Кубка мира в Москве. Именно Теймурову в итоге и достался главный приз – роскошный чемпионский пояс.

Счастливый победитель отметил, что собст­венный результат стал для него весьма неожиданным, ведь из-за травмы он не соревновался на протяжении двух последних месяцев. Но умудрился поймать такой кураж, что выполнил чисто и эффектно трюки, которые раньше ему не удавались. Кто знает, может, скоро Марк блеснет и на чемпионатах мира с Олимпиадами?

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes