«Петербург и Москва – как Амстердам и Роттердам»

У модного нынче слова «айдентика» (от brand ID или corporate ID) есть свои пионеры и свои звезды. Голландец Жак КУВЕЙДЕН, побывавший в России в качестве специального гостя конкурса логотипов, один из них: визуальные образы музея Ван Гога в Амстердаме, крупнейшего голландского ритейлера HEMA, министерства образования, культуры и науки и еще массы других – его рук дело.

Наталья ЛАВРИНОВИЧ
law@gazetastrela.ru

– У вас на сайте есть реклама: бренд за один день. В качестве иллюстрации – дизайн города к инаугурации короля Виллема-Александра, которым занималось ваше бюро. Это действительно было сделано за один день?

– Для такой работы нужно быть очень опытным профессионалом, у нас была большая команда сотрудников – людей, готовых работать день и ночь. Конечно, это было сделано не за день, но за неделю – тоже экстремально короткий срок. Нам очень поздно позвонила мэрия Амстердама, но от таких предложений не отказываются.

Всю неделю мы фотографировали город, а потом за два дня все отфотошопили и создали картинку. После этого проекта я ушел из компании и открыл свое новое бюро. Было очень тяжело отправиться в свободное плавание.

– Сколько должен стоит бренд? У нас есть дизайнер Артемий Лебедев, его студия берет за разработку миллионы.

– Цена зависит от того, к кому вы обратитесь: чем раскрученнее бюро, чем оно извест-
нее, тем дороже будет стоить фирменный стиль. Один раз я создал логотип за пару часов и 15 тысяч евро: если приходит идея, это возможно.

– Того же Лебедева обвиняли в том, что он пользуется хорошими отношениями с властями, чтобы выигрывать тендеры на госзаказы. В Голландии такое встречается?

– Нет, это совершенно невозможно. И вообще новая реальность такова: у нас дизайнеры гонятся не за тем, чтобы получить больше денег, а за тем, чтобы создать свежий, оригинальный проект.

Бумага, карандаш, ластик

– Расскажите о себе: где вы родились, как росли, почему решили стать дизайнером?

– Я часто читаю лекции по всему миру. Недавно в Бруклине молодой человек задал мне вопрос, который меня шокировал: «Вы такой хороший дизайнер, потому что заикаетесь?» Весь зал – а это полторы тысячи человек – замер. Я не знал, как отреагировать. Всю свою жизнь (особенно когда я был ребенком и учился в школе) я стеснялся этой особенности, боялся разговаривать, много читал. Каждое выступление на публике для меня – борьба. Но сейчас я уже гораздо меньше боюсь выступать: придумываю какие-то новые слова, действия (каждый раз, повторяя одно и то же слово или фразу, Жак хлопает себя по коленке. – Прим. ред.).

Я родился в Эйндховене, на юге страны. Во время войны он был разрушен полностью, его восстанавливали по кирпичикам, и к шестидесятым он стал одним из самых современных городов Нидерландов. Мой отец работал в компании Philips, она уже тогда была очень крупной. Детям сотрудников платили стипендию на учебе в вузе, ежемесячно я получал 600 евро (в нынешнем эквиваленте). Два моих высших образования были оплачены Philips: я учился в Королевской академии искусств, потом в университете Утрехта – дизайну и музыке. Дизайн был случайным выбором, на деле я хотел заниматься медициной, но в точных науках был не силен. И один из преподавателей посоветовал: «Тебе нужно заняться рисунком, у тебя хорошо выходит».

А вообще у нашей семьи испанские корни. На юге Голландии часто можно встретить людей со смуглой кожей: в XVI веке Нидерланды были завоеваны Испанией.

– Сколько лет вы в профессии?

– В 1984 году я закончил учиться в университете. Тогда не было компьютеров – только бумага, карандаш, ластик, ну еще факс.

– Вы помните свой самый первый коммерческий заказ?

– Это был проект для министерства экономики, мы делали им календарь. Какие-то идеи и образы у них были, но мы их сделали гораздо более провокативно. Когда мы принесли заказчикам эскизы с изображением казино и полуобнаженных девушек, они были категорически с этим не согласны. Но нам удалось переубедить их.

Сесть за один стол

– Есть выражение «Амстердам – это Петербург здорового человека». Вы согласны с этим?

– Однозначно! Вообще Петербург и Москва – это как Амстердам и Роттердам: первые –
философские и лиричные, вторые – деловые, работа-деньги-работа. Конечно, Петербург намного больше, Амстердам – маленькая деревня.

Я хочу подарить вам книгу, которую мы верстали: она о том, что Амстердам очень богат в культурном плане, там живут представители 180 национальностей, которые отлично друг с другом взаимодействуют. Книга сделана по принципу: фотография человека и его рассказ о городе и том, как он в него встраивается. Люди, инициировавшие выпуск, решили: каждый год они будут опрашивать 180 человек – какие фильмы им нравятся, что любят есть, где гулять и так далее. В мае в Hilton героев книги соберут вместе.

– С вашей точки зрения, какой визуальной составляющей не хватает Северной столице? Я, например, считаю, что стрит-арта могло бы быть и больше.

– Не хватает свежих идей и молодых художников. А мне как голландцу очень не хватает велосипедов. (Конечно, дома у меня есть велосипед, я езжу на работу, всегда пристегиваю его тремя замками – боюсь, что украдут.) Можно совместить все: я знаю, что у художников, открывших здесь музей стрит-арта, есть идея – нанести граффити на корпусы велосипедов. Пустить бы 30–40 таких «коней» кататься бесплатно по улицам города – думаю, это было бы очень востребовано.

– Вы попали в Петербург сразу после теракта в метро. Не было мысли перенести визит?

– Нет. Я не боюсь. То, что произошло в Петербурге, ужасно. Но то же самое может случиться и в Нидерландах, вопрос только – когда. Я знаком с мэром Амстердама, который уверен, что это произойдет. К сожалению.

– Я знаю, что тема вашей ближайшей лекции – национальные меньшинства и мусульмане.

– С этим нужно работать и об этом нужно говорить. Несколько лет назад мы разработали айдентику фестиваля, который называется «Рамадан». Идея моего друга, он марокканец: любой желающий немусульманин может записаться на сайте и прийти в гости, поужинать в мусульманской семье. Когда вы садитесь за один стол, это очень помогает избавиться от предубеждений. В прошлом году, после терактов, бельгийцы воплотили эту идею у себя – почему бы не сделать то же в России?

_______________

В тему

Камень с дырочкой

Жак Кувейден побывал в России в рамках конкурса на разработку логотипа Охты. В соревновании приняли участие более 130 дизайнеров, художников и архитекторов – не только из Петербурга, но и из других городов страны и ближнего зарубежья. Победила работа молодой художницы Дианы Сергиенко. Вскоре администрация Красногвардейского воплотит этот «камень с дырочкой» в арт-объекте, который будет установлен на пересечении двух улиц района. Победительница, кроме того, получила в подарок MacBook Pro.

________________

Мнение

Ольга ПОЛЯКОВА, городская активистка, путешественница

– Амстердам и правда намного меньше Санкт-Петербурга, поэтому часть уличного ада нам достается из-за размеров: муравейники спальных районов и их безликость, загазованность, развязки и ЗСД. Но Петербург сейчас и самый дружелюбный город к велосипедистам – по моим ощущениям.

У нас даже в Твери есть инициативы, подобные «Рамадану», – всегда можно прийти на праздник в общежитие иностранных студентов, в район, где живут азиатские диаспоры или просто семьи. Людям, приезжающим к нам в страну, сложно представить политический контекст и вообразить, что горожанин хочет отгородиться забором и дверью потяжелей, а строить нелепые элементы городской инфраструктуры тут будут только потому, что владелец завода – друг или член семьи мэра. И что в городах не хватает не бесплатных велосипедов, а граждан, желающих что-то менять.

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes