«Соревноваться с людьми мне уже надоело»

В свои пятьдесят с хвостиком Валерий Розов по праву считается легендой экстремального спорта. Хотя он уже давно не соревнуется с соперниками, только с собой. Путешественник, альпинист, парашютист, бейсджампер – в прямом и переносном смысле Розов достиг вершин, недоступных остальным.

Совершая в горах уникальные по своей сложности прыжки, ставя с помощью специального костюма-крыла невообразимые ранее рекорды. И останавливаться не собирается, готовит новые проекты. С Розовым, входящим в команду атлетов Red Bull, побеседовал корреспондент «Стрелы».

 

Полеты в «надувном матрасе»

– Прыжки в костюме-крыле выглядят фантастически, вы парите над землей, словно Бэтмен. Как и когда возникла идея использовать для прыжков с гор эту эффектную конструкцию?

– К сравнениям с Бэтменом стараюсь относиться с иронией. Вообще создание костюма, позволяющего планировать во время свободного падения, – идея давнишняя. У нас в стране она появилась еще в тридцатые годы прошлого века, когда парашютный спорт в СССР пользовался огромной популярностью и активно развивался. Человек хотел летать как птица, вот и придумывал такие вещи. А с развитием технологий они стали реальностью.

С технической точки зрения костюм действительно представляет собой настоящее крыло. Только это крыло очень маленькое, ограниченное размерами тела. И поскольку вес человека достаточно большой, то на таком маленьком крыле нельзя зависнуть в воздушном потоке, как на параплане, и долго парить, нельзя долго летать. К тому же оно заполняется воздухом только при вертикальном падении вниз с солидной высоты, а просто разбежаться и полететь не получится.

– Ощущения в нем как в космическом скафандре?

– Скорее, как внутри надувного матраса. Но к этому быстро привыкаешь. В последние годы эти костюмы сильно эволюционируют. Не сказать, что маневренность таких крыльев заметно увеличивается, но качество действительно растет.

– Бейсджампинг, где люди прыгают с парашютом с различных объектов, считается опасным, экстремальным занятием. Проходят ли по нему какие-то крупные соревнования?

– Я бы не стал называть бейсджампинг видом спорта, поскольку он весьма многогранен. Кто-то летает в горах, кто-то и в городе зажигает. Очень сложно подогнать всех бейсеров под одну гребенку. Бывает, конечно, вычленяют отдельные дисциплины, проводят состязания, но в целом это занятие, скорее, вид активности, а не спорта. Разве что подразумевает серьезное отношение к тренировочному процессу.

– А вам хотелось бы состязаться с другими? Доказывать свое превосходство в очном споре?

– При желании можно организовать какой-то турнир в духе «кто дальше улетел со скалы». Некоторые даже делают это. Но мне неинтересны эти галочки, звания, медали. Я ведь с юных лет соревновался, занимался альпинизмом, парашютным спортом. Уже надоело.

 

«Гиды брали меня в заложники»

– Вы начинали еще во времена СССР. Как тогда относились к альпинизму?

– Хорошо. В стране было все, что нужно для занятий. Крутейшие горы, серьезные стены. Но в связи с развалом страны финансирование команды было прекращено, я завис в неопределенности: как быть, что делать дальше, как зарабатывать на жизнь? И вдруг так увлекся парашютным спортом, что бросил горы, появившуюся работу и прыгал, прыгал, прыгал… Выиграл все что можно. А когда напрыгался, то вернулся в горы, соединив два своих увлечения в одно.

– Признаете, что стали основоположником целого направления в бейсджампинге?

– Понимаете, совсем немного людей обладают такой подготовкой, что в состоянии освоить столько дисциплин. Надо ведь быть одновременно и хорошим альпинистом, и парашютистом, и бейсджампером, находиться в прекрасной физической форме. Но, конечно, мне интересно и приятно, что за мной кто-то следует, что мои прыжки находят отклик. Хотя даже многие бейсеры меня с искренним удивлением спрашивают, зачем я целый месяц лезу в гору ради одного-единственного прыжка. Но такова естественная эволюция процесса. Людям свойственно ставить перед собой все более высокие цели. К примеру, раньше альпинисты просто хотели покорять горы, затем начали покорять их по более сложным маршрутам, в одиночку, без кислорода. Все, кто хочет сказать новое слово, ищут пути саморазвития, совершенствования.

– А вы в качестве альпиниста покорили высшую точку планеты – Эверест?

– Когда я активно занимался альпинизмом, на Эверест попасть было невозможно. Да и не сказал бы, что Эверест – мечта любого альпиниста. Лично я занимался технически сложными восхождениями, прохождением стенных маршрутов, а высотные восхождения мне никогда особо не нравились. Поскольку технически они проще – это, по сути, борьба с собственным плохим самочувствием. Сейчас при наличии денег Эверест не так и сложно покорить, с кислородом, в составе коммерческой экспедиции. Но это дорого, да и зачем? А без кислорода, наверное, и не получится уже.

– Кстати, когда путешествуете по миру, то наслаждаетесь процессом или сконцентрированы исключительно на выполнении своей миссии?

– Горы везде одинаковы, пусть и обладают разной структурой, спецификой, требованиями к снаряжению. А экспедиции с их путешествиями и приключениями мне очень нравятся, добавляют новых эмоций. Я был на всех континентах, совершал необычные восхождения в джунглях Америки, в Африке. Жара, незнакомые звуки, другой ритм жизни и питание, другие люди. Странные обычаи. В частности, в Папуа – Новой Гвинее гиды-проводники могут запросто взять тебя в заложники. Сказать, что ты им не нравишься, достать из рюкзака мачете или даже автомат и потребовать деньги. У нас вот потребовали 10 тысяч долларов. Но осознав, что у нас нет таких денег, отпустили. Также я совершил несколько восхождений в Антарктиде, на Земле Королевы Мод, где людей нет вообще. Порой мне казалось, что попал на другую планету, уж больно там неземные пейзажи.

 

«Конюхов – настоящий шоумен»

– Вы сами готовите свои экспедиции и прыжки?

– Да, обязательно привлекаю оператора, собираю команды под конкретные проекты. На мне обязанности менеджера, поиск средств, подготовка экипировки, логистика. Это, конечно, занимает время, но не сказать, что доставляет мне большие сложности.

– А что чувствуете непосредственно во время прыжков? И как долго еще планируете продолжать?

– Тут как в горных лыжах, где все зависит от трасс. Можно ведь не торопясь проехаться по пологой трассе, а можно, срезая лавины, устроить экстремальный фрирайд. В первом случае ты расслаблен и получаешь удовольствие от окружающих красот и физической активности на свежем воздухе, во втором – полностью сконцентрирован и собран. Так и при прыжках. Иногда я могу позволить себе любоваться природой, о чем-то задуматься, а при полете на минимальных высотах отвлекаться нельзя. Бейсджампинг – это не только мой образ и стиль жизни, это мое увлечение, моя работа. И пока чувствую внутреннюю мотивацию, буду продолжать. У меня есть пара знакомых в возрасте за шестьдесят – они продолжают активно прыгать. Вот и я собираюсь. По крайней мере пока могу делать вещи, которые не стыдно показывать другим.

– Самым известным путешественником в России является Федор Конюхов. Как относитесь к его рекордам?

– Мы знакомы, я даже пару раз ездил в его экспедиции, в том числе пересекал с ним на катамаране Атлантику, когда он устанавливал рекорд скорости. Что сказать, Конюхов, не будучи профессионалом, топчется на разных полянах, собирая лакомые с точки зрения пиара кусочки. При этом ставя рекорды там, где это делать профессиональным яхтсменам или воздухоплавателям даже в голову не приходило. За это его не все любят. Но Федор, надо признать, умеет привлечь к себе внимание, обеспечить пиар-отдачу. Ведь телевидению не нужны какие-то специфические достижения, понятные лишь узкому кругу людей. Там требуются яркие мероприятия вроде кругосветных путешествий на воздушном шаре… В общем, Конюхов настоящий шоумен в хорошем смысле слова.

– У вас нет проектов, которые были бы интересны как профессионалам, так и широкой общественности?

– Я сам какое-то время работал на ТВ. Поэтому постоянно ищу баланс, чтобы было интересно мне и понятно окружающим. И прыжки в больших горах как раз и кажутся мне таким оптимальным балансом. Существует проект «Семь вершин», в рамках которого альпинисты восходят на высочайшие вершины континентов. Я же хочу покорить семь бейсовых вершин, то есть прыгнуть с самых высоких точек на континентах, где возможны такие прыжки. Четыре вершины покорены, по трем ведется работа. Надеюсь, в течение ближайших двух лет мне удастся покорить свои семь вершин.

Сергей ПОДУШКИН

 

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes