Затянуть пояса!

Исследовательский холдинг «Ромир» провел очередное исследование на тему материального благополучия граждан России. Выяснилось, что многие из них продолжают процесс затягивания поясов: по многим статьям расходов число экономящих увеличивается в разы.

Так, например, количество респондентов, сокращающих расходы на лекарства и медицинские услуги, выросло на 10 процентов: с 6 процентов в прошлом году до 16 в текущем.

Больше стали экономить на путешествиях (число таких граждан увеличилось с 20 до 30 процентов), на развлечениях (с 20 до 30 процентов), на ресторанах (с 8 до 20 процентов), на гаджетах (с 8 до 15 процентов). Среди прочих позиций, расходы на которые россияне продолжают урезать, – одежда и обувь, табак и алкоголь, косметика.

– Опрос демонстрирует, скольким россиянам пришлось пересмотреть свои траты в сторону их сокращения в условиях продолжающегося кризиса, – отмечают исследователи и констатируют, что период тяжелой экономической ситуации для россиян продолжается, причем все еще с тенденцией к ухудшению.

Есть в исследовании и некоторые положительные результаты.

Так, с 11 до 18 процентов возросло число тех, кто не экономит вообще ни на чем. Также снизилось количество граждан, сокращающих расходы на продукты в целом, – с 43 до 39 процентов. «Но на этом, к сожалению, хорошие новости заканчиваются», – резюмируют сотрудники «Ромира».

Мы же спросили у наших сегодняшних спикеров, как они оценивают результаты данного опроса.

 

Дмитрий ТРАВИН, профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге:

– Судить о том, стало людям жить тяжелее или лучше, нужно не по соцопросам, а на основании статистики. Она же гласит, что тенденция к снижению реальных доходов населения продолжается, а значит, усиливается дифференциация между богатыми и бедными. Первые становятся еще богаче, вторые – еще беднее. В стране с настоящей демо-кратией и работающими демократическими механизмами, если какая-то часть населения испытывает проблемы и качество ее жизни ухудшается, она на следующих выборах может проголосовать за оппозиционную партию, чтобы изменить ситуацию. И, желая не допустить этого, власти разрабатывают социальные программы, вводят льготы или создают рабочие места. В России же голосуют за одного человека и за одну партию в любом случае, поэтому у власти нет причины заботиться об электорате.

Почему богатые становятся богаче, если экономика падает? И почему увеличивается процент граждан, которые не экономят ни на чем? Потому что когда мы говорим о снижении ВВП, это как средняя температура по больнице. Положение одних предприятий ухудшается, положение других – улучшается и работники там могут позволить себе больше, чем другие. Добавлю, что в ситуации падения экономики еще и воруют больше.

Как оценить отдельные цифры из этого соцопроса и стоит ли на него вообще обращать внимание? Стоит, если правильно его интерпретировать. Так, отказ от деликатесов или медицинских услуг означает не только отсутствие у населения средств, но и то, что будут сокращаться зарплаты и рабочие места, – хуже станет положение тех, кто оказывает медицинские услуги и производит или импортирует деликатесные продукты питания. Полагать, что в медицинскую отрасль государство вольет какие-либо средства, чтобы стабилизировать обстановку, наивно: денег же в бюджете нет. И мы знаем, почему.

 

Станислав ЕРЕМЕЕВ, сопредседатель Российского общества политологов, доктор экономических наук:

– Санкции, ограничения, отсутствие большого притока инвестиций – все это соз-дает сложности в экономике, что неизбежно отражается на возможностях экономических структур выплачивать соответствующие заплаты. В этих условиях мы имеем ситуацию, когда реальный доход у населения снижается, а соответ-ственно падает и покупательная способность. В то же время есть ряд тенденций, которые говорят, что это недолговременное явление. У Минэкономразвития есть оптимистичные прогнозы. Специалисты говорят о тенденции пусть медленного, но все-таки роста экономики. В зависимости от роста и эффективности работы реального сектора возможно повышение уровня доходов населения, а значит, потребительского спроса.

В то же время сейчас наиболее уязвима группа людей, которых мы называем малообеспеченной частью населения. Эта категория вынуждена экономить буквально на всем. Чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону, необходимо повышать производительность труда, для того чтобы наши товары стали по своей себестоимости и качеству конкурентными на рынке. Без этого доходная база бюджета растет очень медленно.

Еще один фактор, который влияет на реальные доходы населения, это социальные выплаты. К этой категории можно отнести пенсионеров. Здесь мы наблюдаем проблемы демографического характера, когда работающая часть населения не может обеспечить достойную старость людям преклонного возраста. Отсюда и постоянные дискуссии про пенсионную реформу. Все эти вопросы взаимосвязаны друг с другом. Поэтому ждать манны небесной не приходится. Сегодня все зависит от того, насколько эффективно будут работать институты, которые направлены на повышение экономического роста.

Леонид ГАРБАР, ресторатор:

– Мое частное мнение: как люди не ходили в рестораны до кризиса, так продолжают не ходить и в кризис. Это менталитет. В отличие от европейцев, мы едим дома. А чем полнее холодильник, тем вреднее для здоровья. У меня он тоже, к сожалению, не пустует, но есть семья. Жил бы один – был бы с пустым холодильником.

Средний класс у нас появляется, его убивают, он исчезает, потом опять появляется. С профессиональной точки зрения самыми тучными были девяностые годы, середина, когда все мы знакомились с ресторанными концепциями. Единст-венно что, конечно, не все комфортно себя чувствовали среди той основной публики, которая ходила в рестораны (конец восьмидесятых лучше вообще не вспоминать). Но в эти годы и не столь массово ездили за границу, знакомились с кулинарией других стран. Поэтому открывавшиеся национальные рестораны воспринимались с интересом.

Вспомните девяностые в нашем городе и, например, японские рестораны: их было относительно мало, но они были достойными – «Фудзияма», «Сакура», «Сегун», «Киото», там работали японские повара. Сейчас вместо них сетевые суши-бары – можно ли их сравнивать? Сегодня так формируется вкус массовой аудитории.

 

Подготовили Вера КИЗИЛОВА, Валентина КАРЕЛОВА, Наталья ЛАВРИНОВИЧ

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes