Баня, клубника, жизнь

…Замшелый валун с надписью «Дорога к дому поэта» укажет нужный путь. Здесь как в сказке: прямо пойдешь – в Тригорское попадешь, направо – живописная еловая аллея к Михайловскому. Добавьте к этому Петровское – получим знаменитые Пушкинские Горы.

 

 

Владимир РУТМАН
info@gazetastrela.ru

Правда, до самого музея через огромный усадебный парк еще идти и идти. В нашем случае погода позволяла, поэтому-то такая прогулка стала удовольствием. К тому же, как выяснилось позже, можно считать ее своеобразным аперитивом к главному блюду – родовому имению предков Пушкина, поэтической родине «нашего всего».

Усадьбу Михайловское прадеду писателя, Абраму Петровичу Ганнибалу, пожаловала императрица Елизавета в 1742 году. По наследству поместье перешло сначала к деду Пушкина, а потом и к его матери Надежде Осиповне. Кстати, именно дед высадил ту самую еловую аллею, по которой мы сюда и пришли. У нее в этом году своеобразный юбилей – ровно 200 лет назад, в 1817-м, молодой Пушкин приехал в эти края впервые. «Сельской жизнью, русской баней, клубникой» был он очарован, о чем писал в одной из автобиографий.

На долгий срок в Михайловское пришлось вернуться спустя семь лет… в ссылку – московская полиция обнаружила письма с упоминанием заезжего англичанина, дававшего уроки атеизма. В итоге – «заключение» в родовом имении на два долгих года. «Вся мебель в его домике была ганнибаловская. Пушкин ничего себе нового не заводил, – вспоминала соседка М. И. Осипова из соседнего Тригорского. – Сам дом был довольно стар… А обстановка комнаток – очень скромна…» Усадьба и сейчас стоит на прежнем месте, хотя, кроме фундамента, мы ничего не нашли – от оригинального строения не осталось и следа. Михайловское полностью сгорало дважды – в феврале 1918-го и в годы войны после немецкой оккупации. Несколько раз восстанавливалось и реконструировалось в соответствии с описью. Последний совсем недавно – в 1999-м.

Пушкины с пушкой

Нам повезло – мы попали в группу на экскурсию по дому-музею. Экскурсию, надо заметить, крайне классическую, со всеми глаголами в будущем времени. Но при этом довольно информативную. Стартовали мы с передней. Здесь же, за дверью слева, комната няни Арины Родионовны. «Мемориальные вещи – письменный стол из красного дерева, чернильницу, серебряный подсвечник, трость – фотографировать ни в коем случае нельзя», – несколько раз напоминала экскурсовод, словно чего-то опасаясь.

Из окон зала, куда нас привели после, открылся ландшафт, воспетый поэтом в «Онегине» (роман, к слову, был написан как раз в двухлетней ссылке). Небольшие постройки и белоснежные мостики, заборчики из нестроганых бревен и вроде бы заросшие лишайником деревья, ветряная мельница у излучины реки и уютные еловые аллеи – все это напомнило одновременно и бутафорию к биографическому фильму о писателе, и чью-то обычную дачу, но совсем не музейный комплекс с ежедневной сотней туристов. По Михайловскому просто хочется гулять, вдыхая чистый воздух, пропитанный легким привкусом скошенной травы…

Довольно сложно пройти мимо, на первый взгляд, грубоватых каменных амбаров (один из них сын Пушкина использовал для хранения растущего в округе льна), кухни, предназначенной для прислуги, и, конечно, скромного флигеля-мыльни размером 7 на 9 метров. Как выяснилось, в летние месяцы в нем жила Арина Родионовна, а поэт, подобно Онегину, принимал ледяные ванны. Сквозь кусты мы пробрались к тому самому дубу, что «у лукоморья», неподалеку на деревянном постаменте отыскали пушку-мортирку, отлитую в 1771 году и стреляющую только по праздникам (кстати, среди крестьян ходила шутка: «Как же Пушкины – и без пушки»). Наконец в прогулку вмешалась природная пауза – с околицы Михайловского, с высокого пригорка, открылась такая панорама на классический русский пейзаж, что мы реально почувствовали себя героями произведений Александра Сергеевича. Вот пойма реки Сороти, Савкина горка, озера Маленец и Кучане. А вдали, на противоположной стороне, среди деревьев виднелась белая беседка. Это – Петровское.

Ель-шатер и дуб-беседка

В центре усадьбы, сожженной крестьянами в 1918-м и затем восстановленной, –
островок с беседкой-ротондой. Экскурсоводы говорят, что в ней любил уединяться Абрам Ганнибал, а спустя много лет и его правнук. Сегодня беседку облюбовали местные рыбаки – приходят с удочкой поутру и, глядя на поплавок, наверное, цитируют Пушкина…

Такое соседство музея всероссийского масштаба с будничной жизнью довольно забавно. Почти дверь в дверь к усадьбе стоят потрепанные дачные домики односельчан, дворовые мальчишки бегают вокруг памятника Абраму Ганнибалу, ленивый кот спит на ветке липы, такой старой, что она помнит знаменитого прадеда поэта. Петровское выделяет много сохранившихся деревьев, посаженных Абрамом: преимущественно это 250-летние вязы, все тщательно пронумерованы и охраняются. Хотя в плане мемориальных растений на первом месте все же Тригорское – здесь их более 700. У многих свои имена. Например, ель-шатер – когда-то у нее были такие пушистые ветки, что люди под ними спасались от сильного дождя или палящего солнца. Еще есть дуб-беседка – маленький летний домик, словно обтекающий вековой ствол со всех сторон. И конечно, самое старое дерево парка – 300-летний «дуб уединенный», о котором Пушкин писал: «Гляжу ль на дуб уединенный, // Я мыслю: патриарх лесов // Переживет мой век забвенный, // Как пережил он век отцов».

Многие туристы, в том числе и мы, не знали, что Тригорское не пушкинская земля. Это имение его соседей Осиповых-Вульф. С ними писатель дружил в течение 20 лет, посвящал им свои произведения, а две хозяйские дочери считаются прототипами Татьяны и Ольги. И хотя парк этого села значительно меньше, чем в том же Михайловском, здесь практически через каждые 10 метров встречаются пушкинские уголки.

Даже если проведенное тут время не станет курсами повышения квалификации по пушкиноведению, даже если вы видели не один десяток усадеб по всей России, все равно трио Михайловское-Петровское-Тригорское забыть не получится. Сложно понять, в чем здесь магия: необъятные просторы, историческое имя или романтика повседневности, – но она точно есть.


_______________

Где остановиться

Каждый год Пушкинские Горы и их окрестности посещает около 300 тысяч туристов. Для их размещения есть несколько гостиниц и апартаментов, цены стартуют от 1500 рублей и финишируют в районе 10 тысяч. Одна из них носит характерное название «Арина Р» и расположена на окраине старинной деревни Бугрово, где во времена поэта находилась водяная мельница. Сегодня это музей, посвященный «деревенскому» Пушкину, его интересу к жизни крестьян, их обрядам и культуре. В праздники мельницу торжественно запускают. На память можно увезти домой сувенирный пакет со свежей мукой.

Когда ехать

В Пушкинских Горах постоянно проводят музыкальные и литературные фестивали, посвященные творчеству Пушкина. Один из самых интересных – международный неформальный пушкинский театральный фестиваль «Лаборатория искусств «Кордон-2» (первая неделя августа). Так же масштабно празднуют день освобождения района от немецко-фашистских захватчиков.

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes