Город и Время

На Таллин нужно смотреть с холма Тоомпеа. Пожалуй, это аксиома. И дело тут не только в том, что именно отсюда – пусть и не со слишком большой, но все же высоты – открывается самая завораживающая панорама древнего, прекрасного, но до сих пор остающегося невероятно уютным города. Просто порой кажется, что именно с Тоомпеа иногда случается разглядеть не только город, но даже сам бег Его Величества Времени. Не на часах башни таллинской ратуши, которые отсюда прекрасно видны, нет. В самой атмосфере вокруг. Это не смотровая площадка, а почти аттракцион.

Игорь ЧЕБОТАРЕВ
info@gazetastrela.ru

Когда-то, чуть более четверти века назад, примерно на рубеже 1991 и 1992 годов, мне довелось съездить в Таллин из Санкт-Петербурга и вернуться обратно одними из последних поездов до введения пограничного контроля на российско-эстонской границе. До появления реальной границы и паспортного контроля между двумя странами оставалось меньше недели. Советского Союза уже не существовало, и будущее во всех смыслах казалось очень туманным: куда вырулит мир вокруг нас в результате всех стремительных преобразований, когда каждый день мы просыпались в немного иной стране, чем накануне, было совершенно неясно.

Именно в тот момент – за неделю до того, как превратиться в «настоящую заграницу», – Таллин с холма Тоомпеа смотрелся чем-то вроде уходящей натуры. Лабиринт узеньких улочек Старого города. Доминирующие над панорамой две (на весь город) высотки гостиниц «Виру» и «Олимпия» – совсем не небоскребы, но по таллинским меркам вполне имевшие право считаться таковыми. Где-то чуть в стороне – невидимая с этого ракурса, но все равно прекрасно угадываемая легендарная «Каролина»: кафе в гроте внутри холма, где подавали невиданный по тем временам в нашей стране напиток – глинтвейн. При взгляде на город в те дни возникало неуловимое ощущение, что все это растворяется, становясь расплывчатым, будто смывается каплями холодного и промозглого зимнего дождя.

И действительно, сегодня Таллин с 50-метровой высоты Тоомпеа смотрится совершенно иначе. Старый город уже вовсе не воспринимается лабиринтом – слишком уж он невелик по сравнению с тем множеством запутанных городских кварталов разных стран, по которым приходилось блуждать за минувшую четверть века. «Виру» и «Олимпия» больше отнюдь не доминанты панорамы Таллина, так как чуть в стороне от них строится и растет квартал почти настоящих небоскребов, своего рода местный Сити.

А крохотной «Каролины» и вовсе больше не существует – разве что в воспоминаниях тех, кто испытывает неизбежный приступ щемящей ностальгии по ней всякий раз, когда проходит мимо этого места. Старый Таллин преобразился. Но он вовсе не стал от этого хуже.

Сегодня в Таллине чувствуешь себя удивительно комфортно. Вместе с советским прошлым из атмосферы эстонской столицы напрочь ушла некоторая напряженность, порой, хоть и очень редко, возникавшая тут когда-то при общении на русском языке. И пусть многие представители молодого поколения тут теперь совсем или почти совсем не говорят по-русски, но люди среднего и старшего возраста с удовольствием ответят на любой вопрос. Цены, пусть и чуть подросшие после перехода на евро, остаются вполне доступными, особенно по сравнению с соседней Финляндией. А средневековый колорит Таллина, его компактность и чуть ли не рекордная плотность достопримечательностей и просто интересных мест в пересчете на квадратный километр площади Старого города делают столицу Эстонии исключительно привлекательной в туристическом отношении.

По этому городу нужно бродить, не разбирая дороги, так как заблудиться в Таллине просто невозможно. Присесть в уличном кафе и выпить бокал местного пива. Пригубить рюмку ликера Vana Tallinn – а как иначе, если и он тоже местная достопримечательность, ничуть не меньшая, чем, например, знаменитая башня «Толстая Маргарита»? И снова отправиться бродить по городу, порой переставая понимать, в XVI веке ты находишься или в XXI. Чтобы потом, поднявшись чуть наверх, обнаружить себя на смотровой площадке холма Тоомпеа. И понять, что именно сюда ты очень давно и очень долго шел…

 

Выражаем признательность компании MOBY SPL за помощь в подготовке этого материала

 

_______________

Кстати

Услышать и понять

Знакомый из Эстонии рассказал прекрасное. Дело было в 1990-х, через несколько лет после того, как страна ушла в независимое плавание. К нему приехала гостья из России. Он отправил ее вместе со своей супругой в магазин, чтобы накупила иностранных гостинцев для семьи. Возвращаются, супруга рассказывает: в магазине гостья вдруг онемела. Общалась жестами.

Когда ее допросили с пристрастием, выяснилось: дома настращали, что если она скажет в Эстонии хоть слово по-русски, ей отрежут язык.

Можно посмеяться над таким бытовым гротеском, но нельзя отрицать: до сих пор мифы, недопонимание и недосказанность между нами и прибалтийскими странами,
в том числе и Эстонией, мешают многим воспринимать эти направления как дружественные. А события последних лет и телевизионная повестка дня только усугубляют этот процесс, к огромному сожалению.

Лучший способ понять другого – посмотреть на происходящее с его точки зрения. В Таллине такая возможность есть: работающий здесь с 2003 года Музей оккупаций отражает историю Эстонии в 1939–1991 годах, когда страна поочередно входила в состав Советского Союза, Германии и снова СССР.

Небольшое современное здание в центре города (Тоомпеа, 8), его специально построили для музея. Вежливый молодой человек на стойке информации предлагает брошюры и аудиогид – желательно их взять, чтобы лучше понять концепцию музея и происхождение экспонатов – свидетелей того или иного перио-да. Но они здесь лишь иллюстрация. «Музей отражает всю расщепленную шизофреническую жизнь эстонского общества на протяжении полувека, всю противоположность губительного, деструктивного начала оккупации и сохраняющего начала нации. У эстонцев лишь одна земля – Эстония.

Мы хотим знать сами и рассказывать другим, что происходило на этой земле» – русский текст пояснительных табличек даже написан с неподражаемым
эстонским акцентом.

Наиболее содержательное занятие – просмотр документальных фильмов о каждой эпохе (1939–1941, 1941–1944, 1944–1991). Последовательно пересаживаясь от одного экрана к другому и потратив на них по полчаса времени, можно услышать и понять многое. Если, конечно, захотеть.

Гульсара ГИЛЬМУТДИНОВА

 

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes