Эпоха морковного чая

«Я могу за неделю съесть месячный паек специалиста!» – похожие потрясенные отзывы оставляют в соцсетях люди после прохождения мультимедийной игры «Морковный чай для трудящегося народа». Она была создана в музее С. М. Кирова и посвящена бытовой жизни тридцатых годов.

 

Вера КИЗИЛОВА
info@gazetastrela.ru

Из архивов – в сеть

В 2016 году идея «Чая» победила в программе благотворительного фонда В. Потанина «Музейный гид». Эта программа помогает музеям развиваться в интернет-пространстве, поэтому, кроме гранта, фонд обеспечил еще и консультации в сфере SMM, Web и Digital. На разработку ушло полтора года, большую часть времени авторы проекта – старший научный сотрудник музея С. М. Кирова Юрий Соколов и заведующая музеем Татьяна Сухарникова – работали с историческими материалами: рапортами от предприятий С. М. Кирову, газетами, воспоминаниями и так далее. В игру загрузили оттиски подлинных продовольственных талонов, паспортов и другое. Так игрокам проще сравнить свой повседневный опыт с опытом людей, которые жили в сталинскую эпоху, – ею сегодня многие интересуются, но представляют себе довольно смутно.

Лишенцы и торгсины

Первым делом в игре предлагается распределить по категориям директора завода, тещу рабочего, извозчика и других персонажей. От категорий «трудящийся», «специалист», «иждивенец» с 1929 по 1935 год зависело прод-обеспечение. Кстати, по карточкам еду не выдавали, как многие сейчас думают, а продавали, пусть и по низким ценам. Известный поэт Николай Заболоцкий в начале 1930-х годов писал жене: «Выдавали кило сыру – не мог взять за отсутствием денег».

При этом очень опасно было попасть в категорию лишенцев, то есть людей, которых лишили вначале избирательных прав, а потом и продовольственных карточек. Можно было воспользоваться торгсинами – магазинами по торговле с иностранцами, где ценности обменивали на товары, но обычно это было крайне невыгодно. Будущий известный историк Аркадий Маньков вспоминал, как его мама сдала серебряную ложку в торгсин: «У нас теперь на пятерых [членов семьи] осталось три ложки». В игре можно «сдать» бабушкино золотое кольцо, получить за 3,5 грамма золота 4 рубля 51 копейку (но не живыми деньгами, а ордерами) и оценить, сколько и каких продуктов на это можно было приобрести. Правильный ответ: полкило масла (животного), литр растительного, пять килограмм ржаной муки, кило мяса, кило сахара и полтора десятка яиц. Сравните с тем, как обстоит дело сейчас! За кольцо из золота 585-й пробы такого веса дали бы около 4,5–5 тысяч рублей. Сколько продуктов на эти деньги можно приобрести, вы, наверное, знаете и сами.

Очереди и счастье

– Люди 1930-х годов жили иначе, чем мы, – говорит Юрий Соколов. – Они работали и отдыхали в ином ритме – по шестидневке (один выходной после шести дней труда). Но не только работа занимала их время: люди постоянно стояли в очередях. Современники были всегда начеку – они с любопытством и тревогой следили за появлением новых объявлений о «выдаче» (то есть продаже) того или иного продукта. Каждый месяц – новые нормы пайка. То больше, то меньше. Далеко не все советские граждане в ту эпоху имели право на пенсию (пенсии давали лишь рабочим тяжелой промышленности, также были пенсии по инвалидности и потере кормильца), декретный отпуск составлял несколько месяцев. Состоятельные люди старались не афишировать свой достаток. Обычных граждан просто не пустили бы в закрытый распределитель для номенклатуры. Из примерно 3 миллионов ленинградцев в начале 1930-х годов спецснабжение получало немногим более 8 тысяч человек, среди которых были руководители города, предприятий, творческая и научная интеллигенция, иностранные специалисты. Всюду в это время была пропаганда о выращивании кроликов, в СМИ постоянно публиковались рецепты приготовления пищевых суррогатов (в игре такие рецепты приведены, в том числе и рецепт морковного чая). Люди экономили то, что можно было экономить. За тотальной бедностью значительной части населения СССР открывается иная сторона «большой истории» – форсированной индустриализации и сталинских строек. Мы, наверно, никогда не сможем ответить на вопрос, были ли люди эпохи морковного чая счастливы. В те годы они могли сетовать на перебои со снабжением, мизерную зарплату и бытовую неустроенность и одновременно искренне радоваться тому, что их завод начал производство новой продукции.

В музее С. М. Кирова карточной системе посвящена отдельная экспозиция. Названа она цитатой, которую нередко можно было услышать в магазинах той эпохи: «Бери что дают!».

Подробности – kirovmuseum.ru

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes