«Лет ми спик фром май харт»

Почему в российских школах так преподают иностранный язык, что мы не можем на нем разговаривать?

 

 

 

 

 

 

Гульсара ГИЛЬМУТДИНОВА
gulsara@gazetastrela.ru

На курсах английского делимся друг с другом историями, приведшими нас в учебную аудиторию. Есть здесь те, кто «сидел на Шрайбикусе» (изучал немецкий), и те, чье изучение языка Шекспира пришлось на время, когда существовал и воспринимался всерьез такой критерий оценки, как «читаю и перевожу со словарем». С нами все понятно. Но есть и такие, кто закончил среднюю школу буквально вчера или учится в ней до сих пор. Почему они – здесь?

Советские времена давно прошли, иностранный язык перестал быть мертвым знанием: даже если учесть, что Россия после 2014 года вновь устремилась к изоляции, знание языков – и прежде всего английского, «языка международного общения» – по-прежнему остается важнейшим пунктом в резюме. Мы уже вряд ли совсем откажемся от заграничных путешествий, как бы нас к этому ни принуждала экономическая и идеологическая атмосфера, вряд ли к нам прекратят ездить иностранные туристы и вряд ли мы перестанем принимать в стране крупные международные соревнования (кстати, Виталий Леонтьевич, как ваши успехи в английском?).

Почему же наши школы до сих пор выпускают из своих дверей тех, кто «читает и переводит со словарем», почему российская система образования не берет за пример опыт других стран, где выпускники после школьной скамьи способны как минимум свободно говорить на иностранном? Неужели и здесь у нас – особенная стать? Большинство наших детей неспособны к языкам, недостаточно мотивированы? В чем причина того, что школьники, порой умея неплохо писать диктанты, читать и переводить, не могут связать двух слов при заказе в заграничном кафе?

Вопросы эти не праздные. Комментарии специалистов, которые мы собрали, свидетельствуют о том, что проблемы здесь очень серьезные и системные (захочет ли кто-то наконец их увидеть и что-то действительно изменить?) и характерны они не только для изучения иностранных языков, но и в целом для российского школьного образования, которое ставит целью все что угодно, но только не умение учеников применять полученные знания на практике.

Языки наиболее четко иллюстрируют проблему: если с физикой, которая выучена «по параграфам», можно без особых проблем прожить всю жизнь, то низкий уровень владения иностранным, как правило, рано или поздно становится проблемой.

В конце сентября министр образования Ольга Васильева в одном из интервью заявила, что вопрос обязательного изучения второго иностранного языка (эту премудрость школьники грызут начиная с пятого класса – на все про все у них 32 часа в год) нужно оставить на усмотрение самих учебных заведений. «Не можем мы сейчас позволить себе во всех школах два языка, не выучим мы их! – сказала она. – Я считаю, что лучше знать один иностранный язык, не занимаясь в данном случае очковтирательством и шапкозакидательством».

Эти слова чиновницы были восприняты родительским сообществом как удивительный пример адекватной новости: из недр данного ведомства обычно появляются совсем другие. До реальных изменений дело пока не дошло, но сам факт признания «очковтирательства» внушает надежду.

Мотивирование учеников, заинтересованность учителей в практическом результате своей деятельности, работающие методики – вот необходимые составляющие успешного обучения иностранным языкам. Большинство государственных школ этим похвастаться не могут. Самостоятельно выучить чужой язык (даже с учетом современных технологий и открытых границ) способны единицы, поэтому тем, кто желает довести его до необходимого уровня, путь один – к частным специалистам.

По данным сервиса YouDo.com, в среднем урок английского c преподавателем будет стоить около тысячи рублей – таковы расценки для Москвы и Петербурга. Занятия по скайпу и в группах обойдутся дешевле. Совсем неудивительной при таком раскладе выглядит статистика: 70 процентов россиян (согласно опросам «Левада-центра» двухлетней давности) не владеют ни одним иностранным языком. 11 процентов опрошенных могут общаться на английском, 2 процента знают немецкий и столько же – испанский. А по результатам другого исследования, Россия заняла 39-е место в мире по уровню владения английским – правда, из 70 стран. Решать, в какую сторону двигаться дальше, лучше не откладывая.

_______________

Интервью

Родительский бунт

В начале учебного года педагог из Тюмени Марина Солотова написала министру образования Ольге Васильевой открытое письмо.  «Не вынесла душа поэта» – так предварила она свой пост на эту тему в «Фейсбуке». В обращении, поводом для которого стало введение обязательного государственного экзамена (ОГЭ) по иностранному языку (его выпускники девятых классов должны будут сдавать уже в 2020 году, а обязательный ЕГЭ – в 2022-м), она задала ряд вопросов, волнующих родительскую общественность. Среди них и такой: «За счет каких ресурсов наши дети должны вдруг приобрести знания, позволяющие сдать экзамен?»

Не секрет (и об этом Марина в числе прочего пишет в своем эмоциональном послании): уровень преподавания языков в наших школах сегодня таков, что желающие набрать высокие баллы или просто заинтересованные в хорошем знании иностранного ученики вряд ли могут обойтись без помощи репетиторов или дополнительных курсов. И если цель обязательного экзамена – повышение уровня знаний (в чем есть большие сомнения), то начинать надо не с его введения.

– Начинать надо с того, чтобы разработать методики и убедиться в их эффективности, – сказала она «Стреле» в телефонном разговоре. – Причем желательно не на детях экспериментировать. Есть 21-я статья Конституции, где написано, что опыты над людьми у нас запрещены. А мы последние несколько лет, проводя в школе реформу за реформой, только этим и занимаемся. В итоге растет родительская напряженность, которая никак не мониторится. И я опасаюсь, что родительский бунт – он будет пострашнее многих других, потому что дети – самое дорогое, что у нас есть. Разработайте методики, убедитесь в том, что они действенны, подготовьте по этим методикам специалистов, приведите их в школу, создайте им ус-ло-ви-я. Потому что сегодня не только учитель иностранного языка, сегодня любой учитель нормально работать в школе не может: большую часть времени он тратит на никому не нужную бумажную работу.

– В своем обращении к Ольге Васильевой вы как раз пишете о том, что «начинать надо не с проверки, а с учения». Почему все с ног на голову, как вы думаете? Неужели там не знают ситуацию?

– Я вполне допускаю, что ни министерство, ни лично Ольга Юрьевна не догадываются о реальной картине, которая сегодня происходит у нас с образованием и, в частности, с иностранным языком. Для этого существует только один путь: приехать в школы без предупреждения и тестировать тех ребят, кто не учится у репетиторов и на курсах. Никто же не показывает существующего среза. У меня есть приятель в одном из регионов, который долгое время работал начальником районного департамента образования. Я спрашиваю: «Ты хоть раз отправил наверх то, что реально происходит у тебя?» Он говорит: «Нет, конечно, меня бы расстреляли в тот же день!»

– То есть, как у нас водится, снова начали не с того?

– Для того чтобы получить результат и доложить о нем, они как раз начали с того. Недавно президент где-то сказал: что-то наши дети английский плохо знают, за границей разговаривать не могут. И вот я так подозреваю, что все взаимосвязано. Потому что когда иностранный будет обязательным и я как мать буду знать, что мой ребенок не получит даже аттестата об окончании девятого класса, если он этот экзамен не сдаст, я вывернусь наизнанку, перестану кормить его мясом, но поведу к репетитору. То есть это делается опять за наш счет, снова проверка нашей платежеспособности. И рано или поздно это как-то плохо закончится.

– Мы сами можем повлиять на ситуацию?

– Я думаю, нужно объединяться в общественные организации и громко заявлять о своих недовольствах. На протяжении многих лет я не видела ни одного участника процесса – от ученика до чиновника, который был бы доволен тем, что происходит сегодня в системе образования.

______________

Прямая речь

Ирина ВОЛОДИНА, автор методики Emotional English

– Действительно, проблема изучения иностранных языков очень остро стоит в России. И дело здесь не только в школе и неправильной методике. Согласна, учебники не совсем направлены на то, чтобы ученики получили знания. Но – даже из самого плохого учебника можно что-то взять. Главное, чтобы было желание. И вот именно с желанием учить иностранный язык в России проблема. Обычно ученики, которые обращаются к нам, ищут не место, где язык можно выучить, а заведение, где им дадут волшебную таблетку, чтобы не учить, не напрягаться, а раз – и заговорить на английском языке.

Что же касается школьников, то здесь все интереснее. Хотя отсутствие желания учить этот «буржуйский» язык тоже есть, но в данном случае оно появляется из-за простейшего непонимания, где эти знания применять. Большинство учеников в глубинке так и говорят учителям: «А зачем мне ваш английский? Где мне его применять?» И все объяснения учителей о том, что знание английского пригодится при зарубежных поездках, после кризиса 2014 года
не воспринимаются школьниками вообще. Но если непонимание школьников еще можно объяснить, то возгласы родителей: «Да я вообще не понимаю, зачем им английский учить» – объяснению и тем более пониманию не поддаются.

Поэтому, как мне кажется, проблема неизучения иностранных языков в России – более глобальна, чем может показаться на первый взгляд. Можно менять методики, приглашать самых крутых специалистов, но если сами школьники не будут хотеть знать иностранный язык, помочь им невозможно.

Ввод обязательного ЕГЭ по английскому тоже не сможет полностью решить проблему. Ведь в погоне за хорошей оценкой по английскому потеряется сама суть изучения – применение знаний на практике. Сейчас многие родители отдают детей в частные школы, чтобы они там дополнительно учили иностранный язык, но, к сожалению, 98 процентов родителей делают это только для того, чтобы в обычной школе у детей были высокие оценки по иностранному. А вот заговорить на английском (применить знания на практике) удается очень малому количеству учеников – тем, кто четко понимает, зачем им знание иностранного языка.

Я твердо уверена в том, что сначала нужно объяснить школьникам всю важность знания иностранных языков, и делать это нужно не на школьном, а на государственном уровне.

______________

Мнения:

Алиса БОБРОВА, руководитель академического направления проекта «Школьники» онлайн-школы английского языка Skyeng:

– Недавно мы провели масштабное исследование, опросив 1500 родителей школьников из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Челябинска, Казани и других городов России. Согласно результатам опроса, более 77 процентов родителей считают, что ребенку необходимо дополнительное обучение английскому языку, помимо школы. При этом в реальности занимаются английским дополнительно только 35 процентов школьников.

Среди педагогов бытует мнение, что есть два отдельных вида обучения: английскому языку и конкретно ЕГЭ. Что проверяет наш ЕГЭ – большой вопрос. Обычно в ЕГЭ у детей оказывается провальной грамматика. Хотя всем кажется, что сложнее всего справиться с аудированием, но на самом деле сейчас в школах достаточно хорошо его тренируют, дети умеют слушать и слышать. А проблема с грамматикой остается, так для ЕГЭ детей с детства натаскивают проходить тесты. Это в том числе влияет и на разговорную речь. Получается, дети знают много слов, умеют читать и даже воспринимать английскую речь на слух, но разговаривать сами не умеют, а значит, применить свои знания на практике получится далеко не у всех.

Светлана ТИХОНОВА, репетитор по английскому языку:

– Нормально преподавать язык в школе мешает комплекс проблем, и многие из них имеют отношение к образованию в целом, а не только к иностранному. Самый насущный вопрос – учителя просто завалены, задушены бумажной работой: каждый год они пишут одни и те же планы, и каждый год приходят новые требования. Кроме того, из-за низкой зарплаты учитель вынужден заниматься чем угодно, но только не качественным обучением учеников: брать дополнительные часы, заниматься непрофильной деятельностью. Чтобы работать эффективно, преподаватель должен иметь не более четырех уроков в день и высокую зарплату. Что касается конкретно иностранных языков, то здесь среди основных проблем – очень большие группы: (15–22 человека, в идеале должно быть 4–8), и они должны делиться по уровням знаний. Во многих школах нет должного оснащения – карточками, видео- и аудиооборудованием. Эти и другие детали образовательного процесса и приводят к тому плачевному результату, который мы наблюдаем.

Максим СУНДАЛОВ, руководитель онлайн-школы английского языка EnglishDom:

– Выпускники российских школ не в состоянии конкурировать с западными ровесниками из-за языкового барьера. Наша школа не только разработала собственный курс для подготовки к ЕГЭ (средняя оценка наших студентов – 4,4), каждый год его обновляет и дополняет, но и выработала систему рекомендаций для тех, кто уже начал эту подготовку.

Как самостоятельно подготовиться к ЕГЭ по английскому? Есть несколько способов: онлайн-тесты, пособия и индивидуальные занятия. Разумеется, наиболее эффективны индивидуальные уроки с преподавателем, но лучше всего подходить к подготовке комплексно.

Светлана ГРУНВАЛЬД, учитель английского языка, координатор дипломной программы IB Романовской школы

– Ученики всегда более добросовестно изучали предметы, по которым сдавали экзамены. Обязательный ЕГЭ по иностранному языку изменит отношение к предмету и послужит дополнительной мотивацией к его изучению. В школах с углубленным изучением иностранных языков уже сейчас и педагоги, и учащиеся не боятся госэкзамена. На мой взгляд, увеличение количества часов до пяти еженедельно, введение дополнительных часов на подготовку к сдаче экзамена, уменьшение наполняемости групп до 15 человек позволят повысить уровень знаний иностранного языка в школах.

______________

Кошелек

Выбор за вами

В августе портал SuperJob провел исследование, которое показало: треть российских семей с детьми-школьниками организуют дополнительные занятия по разным предметам. Для школьников помладше родители чаще всего ищут репетиторов по английскому, математике и русскому, для старшеклассников – по алгебре, геометрии, физике и обществознанию. Как правило, сначала обращаются к школьным учителям, спрашивают совета у родителей одноклассников. Если по знакомству никого найти не удалось, приходит время поиска в интернете. При выборе лучше не бросаться по первой попавшейся ссылке, а почитать отзывы на соответствующих сайтах.

Удобно искать учителя на ресурсах вроде онлайн-сервиса YouDo.com, Upstudy, Repetitors.info. Они позволяют выбрать репетитора с подходящим опытом, большим количеством отзывов о работе и приемлемыми расценками. Многие преподаватели предлагают занятия по Skype. Чаще всего такие уроки стоят дешевле, чем визит педагога на дом, и к тому же экономят время на дорогу.

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes