Смерть за свой счет

Минстрой России предложил ввести налог на смерть – обязательный для работающих граждан платеж.

 

 

 

 

 

«Когда я могу похоронить человека?» «Да хоть завтра!» – сотрудница морга чуть понижает голос: все люди, все всё понимают. Послезавтра, в воскресенье, плюс 30 тысяч рублей к официальным расценкам, завтра – уже 50 тысяч, а чего вы хотели, суббота.

Похороны в России выливаются в ощутимую сумму. Месяц назад я не успевала доставать купюры: подготовка тела – почти 30 тысяч рублей, гроб и покрывало – около 10, место на кладбище – 30 с копейками. Автотранспорт, стела, граверные работы – только помощь друзей и коллег спасла меня от долгов (по статистике, 80 процентов россиян влезают в кредиты в процессе организации похорон). Помню, как предложили заплатить 6 тысяч рублей за то, чтобы произвести вскрытие в среду, а не в пятницу. Я отказалась. Постфактум узнала, оно произошло в четверг: зачем этот спектакль на костях?

Да, россияне могут быть похоронены за государст­венный счет. Обычно в это понятие входит место на самом дальнем и новом кладбище, гроб, простое надгробие, машина. Хотите большего – приготовьтесь платить. Не успела появиться новость об инициативах Мин­строя, отовсюду прозвучали голоса: это кощунство. Государство, которое не может обеспечить гражданам достойное сущест­вование, государство, в котором средняя продолжительность жизни мужчин 59 лет, теперь решило, что и хоронить себя мы должны за свой счет.

В моем активе есть примеры кардинально разного подхода к организации этого процесса. Первый – белорусский опыт, дотационный: много лет подряд «батька» выделяет пособие на погребение для своих граждан. В 2017 году его размер составляет от 718 до 800 с небольшим белорусских рублей (примерно 25 тысяч в пересчете на российские). За эти деньги у наших соседей можно устроить многое – как минимум богатый поминальный стол. Для сравнения, сумма российской компенсации – 5500 рублей, и выплачивается она далеко не всем.

Второй – шведский: у соседей северных налог на похороны существует десятки лет. Мои знакомые, семья русских программистов из Стокгольма, платят его столько же времени, сколько трудоустроены: гражданства у них нет, но налог обязателен для работающих. Точную цифру сказать затрудняются, настолько она несущественна – от 0,1 до 0,5 процента от дохода: 40 крон в месяц – дешевле, чем одна поездка на метро.

Как гражданка своей страны, я была бы рада любому варианту: и тому, что государство заплатит весомое пособие, и возможности отчислять небольшие ежемесячные средства. Чего я точно не хочу – это собирать деньги «на смерть» в чулок, в наволочку, как это делают многие пожилые люди. Чтобы потом ко мне под видом соцработника не пришел какой-нибудь аферист и не забрал последнее – такие случаи в нашей стране происходят сплошь и рядом.

Тогда уж лучше как в Big Lebowski, где, узнав о стоимости погребальной урны (180 долларов, «но цена может достигать и 3000»), прах пересыпали в коробку из-под кофе. Потому что «близкие друзья покойного – не значит идиоты».

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes