Алиса ХАЗАНОВА и ее девять жизней

Алиса Хазанова давно мечтала снять собственное авторское кино. Она вообще пробует себя в разных качествах. Будучи дочерью прославленного Геннадия Хазанова, избрала свой путь в творчестве, став балериной, а затем – балетмейстером.

 

 

 

Константин ГЛУШЕНКОВ
info@gazetastrela.ru

Из-за травмы колена хореографическая карьера завершилась досрочно, и тогда артистка окунулась в кино, а чуть позже вышла на драматическую сцену в театре «Практика» в спектакле Филиппа Григорь-яна «Агата возвращается домой». Затем были масштабные проекты «Волны» в постановке Эдуарда Боякова по прозе Владимира Сорокина, где Алиса играла на пару с Вениамином Смеховым, и «Сияние» по песням лидера группы «Гражданская оборона» Егора Летова. В ноябре она дебютировала в качестве кинорежиссера, сняв российско-американскую мелодраму «Осколки».

По ту сторону камеры

– Как родилась история этого фильма?

– Все произошло почти случайно. В Лос-Анджелесе я познакомилась с режиссером, сценаристом, продюсером и актером Майклом Куписком. Пообщавшись, мы пришли к выводу, что было бы интересно поработать вместе, потому что обоим хотелось чего-то нового. Съемки проходили в Нью-Йорке, хотя эта история могла случиться в другом месте и не обязательно в гостинице, как у нас. Однако все происходящее будто пропитано духом именно этого города, а гостиница символизирует обнуление, обновление жизни.

Идея была моя. Источником вдохновения, импульсом послужила картина французского режиссера Алана Рене по сценарию Алена Роб-Грийе «В прошлом году в Мариенбаде». Но поначалу я даже не вспоминала о нем, пока Майкл не напомнил, найдя схожие черты с нашими первыми сценарными наработками. И хотя есть переплетения в сюжетных линиях, фильм нельзя назвать ремейком.

– Вы впервые вышли по ту сторону камеры. Каковы ощущения?

– Очень хорошие. Здорово, когда ты можешь сказать то, что хочешь, и при этом дер-жишь под контролем весь процесс, когда у тебя есть команда единомышленников, которые поняли твой замысел. Мне хотелось сказать о сложностях в коммуникациях между людьми. Меня эта тема очень волнует, потому что отсутствие определенных навыков общения создает трудности как для внутреннего мира человека, так и для состояния общества в целом.

– У Хазановой-режиссера и Хазановой-актрисы возникают конфликты друг с другом?

– Нет. Хазанова-актриса существует в том естественном состоянии, которое нужно Хазановой-режиссеру. Вообще как актриса я всегда доверяюсь режиссеру, у которого должна быть авторская идея, и под нее нужно адаптироваться. Вот когда ее нет, тогда артисту сложнее, потому что перед ним не поставлена четко обозначенная задача. Можно что-то предлагать, однако право режиссера – принимать или не принимать актерское видение.

Актриса, которая танцует

– Артист на сцене, в кино и балете – какой он?

– На драматической сцене артист, с одной стороны, несет ответственность в момент выхода на подмостки, а с другой – имеет больше возможности для импровизации. В кино же существует дубль, и актер должен четко следовать режиссерским указаниям. В балетном искусстве многое зависит от направления танца. В классическом балете – выверенные до мельчайших подробностей детали поведения. А в современных танцах где-то можно сымпровизировать.

– Где вы по-настоящему прошли школу актерского мастерства?

– На съемочной площадке у Николая Хомерики, где сыграла свои первые кинороли. Но мне еще в хореографическом училище говорили, что у меня есть актерские задатки. Порой я об этом раздумывала, учитывая, что балетный век недолог. А у меня он закончился еще раньше.

– Помимо хореографического училища и Московской академии хореографии, вы в Нью-Йорке учились в Школе современного танца на курсе Марты Грэм, одной из основоположниц американского танца модерн. Вам стало мало классики?

– Именно так. Изначально к современным танцам меня привлек в училище замечательный педагог Николай Васильевич Огрызков. С того момента у меня возникло ощущение, что не стоит себя как творческую личность сковывать в определенном стиле, а, наоборот, нужно расширять свою палитру. Обучение у Марты Грэм дало мне прежде всего разностороннее понимание танца в целом.

– А как вспоминаются восемь лет, проведенные в Большом театре?

– По-разному. С одной стороны, Большой – прекрасное учреждение было, есть и будет. А с другой, это государство в государстве со строгой дисциплиной и с тоталитарным режимом, где ощущаешь себя винтиком большого механизма, где сложно привнести что-то свое. Тем не менее я невероятно благодарна этому театру за то, что он был в моей жизни.

– Миры балетного и драматического искусства пересекаются сегодня в вашем творчестве?

– Конечно. Например, в мае на XI Дягилевском фестивале в Перми состоялась премьера танцевально-драматического спектакля «Распад атома» по одноименной повести русского поэта-эмигранта Георгия Иванова в постановке петербургского хореографа Лилии Бурдинской. Идея принадлежит руководителю фестиваля, худруку Пермского театра оперы и балета, замечательному дирижеру и музыканту Теодору Курентзису. Здесь я выступила в качестве актрисы, которая танцует. Важны были и хорео-графическое, и драматическое начала.

Начать с нуля

– Часто приходилось начинать все сначала?

– Не так часто, но несколько раз происходили кардинальные изменения. На каком-то этапе мне хочется что-то новое начать с нуля. Поэтому иногда в шутку называю себя кошкой, у которой девять жизней. Все-таки необходимо движение, а когда ты только довольствуешься былыми успехами, то происходит некий откат назад.

– Вы пожили во Франции, в США, но в итоге вернулись в Россию. Кем вы себя больше ощущаете?

– Как ни громко звучит, я ощущаю себя человеком мира, не привязанным к конкретной географической точке. Не могу сказать, где лучше, а где хуже. Мне интересно там, где есть вдохновение для работы. Интересно понять логику какого-либо явления, особенности какой-либо культуры. Помогает знание иностранных языков – английского, французского и чуть-чуть – итальянского. Хотела бы изучить немецкий и иврит.

– Если бы удалось совершить путешествие в далекое будущее, каким бы хотели его увидеть?

– Может, это покажется наивным, но меня беспокоит состояние нашей природы. Размышляя о будущем, думаю не только о своих детях, но и обо всей экосистеме. Полагаю, что политикам разных уровней тоже не мешало бы задуматься о каких-то глобальных вещах, а не об удовлетворении собст-венных амбиций. Так что, оказавшись в будущем, хотелось бы увидеть планету в должном состоянии. Вообще я очень люблю людей и тяжело переношу агрессию, в том числе и по отношению к окружающему миру.

– Какие работы с вашим участием можно будет увидеть еще?

– С «Распадом атома» мы ездим по стране. В Риге я недавно снималась в фильме Михаила Идова «Юморист». О других проектах пока говорить рано. Но могу заверить, что попробую еще чем-то удивить зрителей.

 

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes