«Бьорк – вопрос времени»

Сложно поверить, но с момента, когда зрители отплясывали под Montefiori Cocktail, прошло полтора десятка лет. Идеолог фестиваля «Стереолето», генеральный директор «Светлой музыки» Илья Бортнюк привез в Россию, казалось бы, всех артистов, о которых только можно было мечтать. Дело за малым – вернее, за малой 163-сантиметровой исландской птичкой.

 

Наталья ЛАВРИНОВИЧ
law@gazetastrela.ru

– В начале февраля вы привозите в Россию Kraftwerk. Как долго вы договаривались о гастролях?

– Предложение, напротив, последовало от людей, составлявших тур по Прибалтике и Восточной Европе. Выбрали нас, поскольку мы делали и предыдущий концерт команды в 2004 году. К тому же я знаком с агентом группы. Конечно, переговоры мы вели, условия обсуждали, но это не было очень долго.

– Что это за формат – 3D-концерт?

– Весь видеоряд будет в 3 Dimensions, каждому зрителю выдадут очки, надев которые он почувствует себя не только сторонним наблюдателем, но и полноценным участником происходящего.

– Группе ведь уже больше 40 лет.

– Фактически в этом году исполняется 50. Первый альбом вышел в 1970 году. И Ральф Хюттер – лидер Kraftwerk, ее основатель и единственный бессменный участник – по-преж­нему определяет музыкальную политику команды. Сейчас ему 71 год.

– Возможно, это самый старый электронщик в мире?

– Смотря что подразумевать под этим. Стивен Райх тоже в какой-то степени электронщик, как и Леонид Десятников, потому что он использует электронные инструменты. Эдуарду Артемьеву, который написал музыку к самым известным фильмам Михалкова и Тарковского, недавно
80 лет исполнилось. Он тоже в определенной степени электронщик.

Найти правильную середину

– Правильно ли я понимаю, что из всех проектов «Светлой музыки» хронологически самый последний – это «Части света»?

– Да. Осенью 2017-го он впервые прошел в Юсуповском саду Петербурга и в нынешнем году наверняка будет там же, место хорошее. Фестиваль получился отличный – такой, каким мы его видели, и даже лучше.

– Исполнителей снова будет выбирать Борис Гребенщиков?

– Все артисты предлагаются БГ, иногда мной, но утверждаются Борисом Борисовичем. Хотя идея совместная, но последнее слово остается за ним, как куратор он отвечает за программу, наполнение. Это такая культуртрегерская история: большая часть исполнителей вообще никому не известны, мы просвещаем людей с помощью ауры и авторитета БГ, потому что он тот, кому доверяют. Но артисты все замечательные и вызывают большой интерес. Основная идея фестиваля – показать очень разностороннюю культуру всего мира. К нам world music доходит, скорее, в виде поп-вариантов вроде ZAZ. Или наоборот, в формате совсем нишевом, когда крайне ограниченное количество людей ходит на небольшие концерты. Правильной середины нет, а мы с помощью фестиваля ее делаем. Хедлайнеры у таких мероприятий все равно должны быть, публика должна понимать, что будет выступать «Аквариум» (а в этом году и «Мельница»), но большая часть артистов неизвестны.

– «Стереолету» исполняется 17, фестиваль переезжает в Artplay. Почему была выбрана именно эта площадка?

– Из тех, которые появились в последние несколько лет, она наиболее интересна. Там есть достаточно большое пространство на открытом воздухе и indoor, то есть внутреннее пространство, где помещается 5 тысяч человек, что очень хорошо с точки зрения погоды, особенно в июне. Центр – в 15 минутах ходьбы. Это не Невский проспект, но если сравнивать с Елагиным островом, практически то же самое.

– Почти за год до «Стереолета-2018» стало известно, что хедлайнером фестиваля будет группа Franz Ferdinand.

– Одним из хедлайнеров. Я считаю, что это большая удача для нас. Года четыре назад я пытался сделать все для того, чтобы они приехали: то по датам не совпадало, то совсем не выступали. А сейчас совпало. Плюс на днях у них вышел новый альбом. Я считаю, что Franz Ferdinand – одна из наиболее интересных групп, появившихся за последние 20 лет в Англии. Она для меня не менее важна, чем такие команды, как Blur или Radiohead.

— А из всех, с кем договаривалась «Светлая музыка», чей визит для вас был вопросом личной радости или гордости?

– Наверное, Nick Cave и Massive Attack. Хотя Sigur Ros тоже, это абсолютно культовая группа. Они уже вошли в золотой список артистов всех времен и народов и, уверен, там останутся. Для меня важно привозить в том числе знаковые имена в современной музыке. Я чувствую, что делаю историю.

– Осталась мечта? Кого хотели бы привезти еще?

– Да, конечно. Бьорк, например.

– Это сложно?

– Сложно, но достижимо. В этом году почти получилось, но по датам не вышло. Раньше я не мог представить финансовый аспект концерта, сейчас могу. Соответственно, это только вопрос времени.

– Вообще за какой срок вы начинаете договариваться с артистами?

– Обычно за год, редко что-то планируется раньше, чем за этот срок. Бывает, несколько месяцев ведешь переговоры, потом – раз – и выступление отваливается. Это нормально, рабочий процесс.

Пластинки –для удовольствия

– На вашем сайте заявлено, что одно из направлений деятельности – музыка для бизнеса, для общественных пространств. Можно примеры?

– Их достаточно много. Мы подбирали музыку для банков, потокового интернет-радио, разных сетевых заведений – и хотим развить это направление. Это довольно востребованная вещь – даже не сам подбор музыки, а то, что называется грамотным лицензированием. Чаще мы, скорее, занимаемся тем, что подбираем музыку для рекламы, очищаем все права: бывает, заказчик хочет того или иного артиста, а он стоит безумных денег. Для того чтобы использовать в рекламе Last Christmas Джорджа Майкла, нужно заплатить десятки, если не сотни тысяч евро. Мы предлагаем альтернативные варианты, которые обходятся в 10 раз дешевле.

– Что такое очистка авторских прав?

– То, о чем я сейчас говорил: если вы хотите использовать какое-то произведение (неважно где: на сайте, в рекламе, в продукте), это по закону нужно лицензировать, иначе – очищать. Очистка состоит из двух частей: это авторские права и права владельцев фоно­граммы. Как правило, это разные компании.

– Осенью 2017-го вы делали Craft Weekend в Нижнем Новгороде. Куда еще планируете двигаться?

– Мы планируем выйти в Сочи со «Стереолетом», также хотели бы сделать в Екатеринбурге, Новосибирске, Краснодаре.

– Вы слушаете музыку с утра до вечера?

– Нет. Сейчас, к сожалению, гораздо меньше, чем раньше. И больше на пластинках. То есть в машине, на айфоне музыка, скорее, для информации. Для удовольствия – пластинки.

– Глаз, то есть ухо, не замыливается?

– Конечно, восприятие уже не такое острое. Но всё спасают живые выступления, это прямое попадание: если ты чего-то не понял в записи, можешь оценить это на концерте. Достаточно много коллективов, которые в этих аспектах различаются категорически.

У Стивена Моррисси хорошие записи, но концерты невероятно круче. То же самое можно сказать о M83, например. И наоборот: у London Grammar запись неплохая, а концерт был откровенно скучный, я не смог послушать и четырех песен. Есть группы, которые не сильно приспособлены для живых выступлений.

– Каких концертов в 2018-м вы ждете лично?

– Наверное, из любопытства сходил бы на концерт новозеландки Лорд. И на Gorillaz в Москве летом. Из тех, кто точно мне интересен, – Ник Кейв, это мой любимый певец, я не пропускаю ни одного его выступления. Неважно, где нахожусь, даже в другой стране.

– Сколько раз вы были на Кейве?

– Восемь.

Kraftwerk: 11 февраля – СК «Юбилейный» (Санкт-Петербург) 13 февраля – Кремлевский дворец (Москва)

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes