«Сапсан» — приятная эмоция»

В первом петербургском фестивале грузинской культуры «ГрузияPLAY» примут участие звезды разной величины. Даже на фоне своих титулованных коллег Александр Ломия (Jambazi) стоит особняком: кроме того, что он исполнитель с очень узнаваемой манерой, Александр еще и врач, спасший за свою практику огромное количество людей. Как называет его большинство – поющий хирург.

Наталья ЛАВРИНОВИЧ
law@gazetastrela.ru

– Традиционный вопрос: любите путешествовать поездами?

– Обожаю! Мое детство – это поездки в Сочи, Гагры. У меня дядя родной жил в Гаграх, и мы каждый год летом ездили в Грузию через этот город. Ехали на поезде двое суток, всегда везли подарки – то телевизор, то еще что-то. Это одни из самых ярких воспоминаний моего детства, наверное, с ними связана и любовь к поездам. Когда границы закрылись, мы ездили через Владикавказ, тоже двое суток.

– А потом на машине по Военно-Грузинской дороге?

– Да, через Верхний Ларс и Казбеги, там очень красивые места.

– Как вам «Сапсан»?

– Я очень его люблю. Казалось бы, за что можно любить поезд? Ну разве что за удобство. И все равно «Сапсан» – приятная эмоция, потому что он ходит главным образом между Питером и Москвой (хотя я ездил и в Нижний Новгород на «Сапсане»), а каждая поездка в столицу для меня – новый шаг, новый этап в творчестве.

А еще я люблю ездить в Москву на «Красной стреле» и обожаю их солянку – во многом из-за этой солянки и езжу. Специально не ужинаю дома, сажусь в поезд голодным.

– Песни в пути у вас рождаются?

– Я вообще большинство песен пишу в транспорте: дома придумываю музыку, записываю, а потом слушаю это и сочиняю слова. Бывает, если мне нужно что-то сочинить, я одеваюсь и ухожу из дома, причем идеально не ходить пешком – спуститься в метро, поехать куда-нибудь подальше на маршрутке. Пишу в самолетах и поездах: иду в вагон-ресторан, беру наушники, сажусь – и отвлекаюсь от всего мира.

– Вы дисциплинированный пассажир или вбегаете в последнюю минуту?

– Я врач-хирург. Я очень пунктуален. Хотя друзья смеются – мол, да куда ты торопишься? У меня привычка с детства: я должен быть на регистрации в аэропорту за два часа и на вокзале – за полчаса. Есть удовольствие в том, чтобы не спеша снять верхнюю одежду, аккуратно разложить вещи…

– Участвующие в «Грузия-PLAY» Нино Катамадзе – из Батуми, Гиги Дедаламазишвили («Мгзавреби») – из Тбилиси. А ваши корни откуда?

– Мы с побережья, из Мегрелии. Мои родители родились в деревне между Зугдиди и Хоби. Хоби славится тем, что там есть бассейн, в котором тренировался сам Сальников. (Смеется.) А еще, когда Церетели был молодым парнем, он проезжал по Хоби – и у него сломалась машина. Ему помогли, он остался на ночлег. Потом вернулся через месяц и построил там театр.

– Вы записали «Музыку любви» прямо в больнице. С разрешения главврача?

– Да, мы в хороших отношениях. Более того, когда вышел в эфир сюжет с моим выступлением на «Х-Факторе» (триумфальным выступлением: Александр получил четыре «да» от жюри. – Прим. авт.), я был в отпуске. Главврач позвонил мне в 10 утра, поздравил и спросил, можно ли ему включить это видео на общебольничной конференции.

У меня был период в музыкальной деятельности, когда мы активно занимались раскруткой: вкладывали деньги, пытались форсировать события, делали более коммерческий материал. Все это привело к огромному краху – не только финансовому, но и эмоциональному. Ровно в этот момент и случился «Х-Фактор» – судьба меня туда притащила. Сейчас я считаю: чудесно, что есть возможность не только самому получать удовольствие от творчества, но и еще кому-то доставлять.

– У вас как хирурга есть специализация?

– Я общий хирург. После того как я попал в больницу, меня бросили в лапароскопию: это эндовидеохирургия, малоинвазивные технологии. Тогда я отплевывался: я же пришел в хирургию за большими разрезами, за тяжелыми операциями, за онкологией! А сейчас понимаю, что у меня прекрасная профессия, мы – хирургический авангард. Я очень много шучу с пациентами. Я в этой области с ранних лет, мне 16 лет исполнилось на первом курсе.  И совершенно не согласен с советскими медицинскими установками – о том, что нельзя сближаться с больным, надо держать дистанцию, потому что иначе наступает эмоциональное выгорание… Я с первых минут, после того как человек попадает в стационар, пытаюсь найти с ним общий язык, максимально расположить его к себе, чтобы он чувствовал себя в безопасности.

Думаете, пациенту много надо, чтобы выздороветь? К нему нужно зайти чуть чаще, чем два раза в день, чуть нежней, чем обычно, с ним поговорить. Сказать: «Все будет хорошо, не переживайте, я вас вылечу». Все. Все остальное – это техника, которой нас учили в институте.

«ГрузияPLAY»: 17 и 18 февраля, Artplay SPb

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes