Шуйские чудеса

Этот русский город, расположенный в междуречье Волги и Клязьмы, не входит в Золотое кольцо и популярные туристические маршруты. Между тем в его прошлом можно найти немало любопытных страниц, а в настоящем – достаточно поводов, чтобы однажды решиться приехать в Шую и увидеть все ее чудеса.

 

Оксана КРАПИВКО
info@gazetastrela.ru

Ситец и Бальмонт

Чтобы добраться до Шуи, необходимо сесть на прямой поезд из Петербурга, следующий до Уфы или Самары (отправляясь из Первопрестольной, придется делать пересадку в Коврове).

Неспешное путешествие длится 18 часов, и за это время можно не только с наслаждением выспаться, но и с удовольствием поглазеть из окна, что для железнодорожных путешественников – почти ритуал. Однако на подъезде к Иваново созерцание российских пейзажей придется сменить на общение с коробейниками, разносящими по вагонам знаменитый шуйский текстиль. Главное – держать ухо востро и не покупать продукцию «ивановских фабрик», где, как выяснилось, уже давно идет бойкая торговля китайским текстилем.

В Шуе пока соблюдают старые традиции и тщательно следят за аутентичностью производства льняных и ситцевых скатертей, постельного белья и принадлежностей. Качество, расцветки и, самое главное, цены приятно радуют. Впрочем, прикупить знаменитых шуйских ситцев можно и в самом городе, в специализированном торговом центре неподалеку от вокзала.

Другой способ добраться до Шуи – автомобиль. Наградой за автомобильное путешествие из Москвы в Шую по дорогам России может стать коллекция шедевров топонимики. Вот некоторые из них: Щипоусиха, Коровиха, Ухтохма, Курилиха, Нижние Псарьки, Увальево, Лопатницы, Омутищи, Старый Карачун, Крапивье, Старая Купавна…

К такого же рода топонимическим находкам относится и название села Гумнищи, расположенного от Шуи в 10 километрах. Здесь до революции находились владения родителей основоположника символизма в русской поэзии Константина Бальмонта. Сегодня в Гумнищах от усадьбы Бальмонтов не осталось и следа, а вот липовая аллея, о которой поэт упоминал в автобиографической прозе, уцелела. Уцелела и колокольня церкви Иоакима и Анны в соседнем селе Якиманна, где был крещен поэт. Недавно на средства мецената колокольню полностью восстановили, и ее ярко-синяя луковка теперь издалека видна путникам, а тем, кто решит остановиться, слух порадует перезвон семи колоколов, а глаз – восстановленная богатая роспись.

Шуйское дело

Точно так же чудом уцелела и другая колокольня, которая теперь является главной достопримечательностью города Шуи. Говорят, что выделенной на уничтожение всех церквей Шуи взрывчатки хватило только на одну, и ту после взрыва пришлось разрушать ломами вручную. Колокольня Воскресенского собора – самое высокое здание в городе, она же самая высокая в России среди отдельно стоящих. Выше нее только колокольня Петропавловского собора в Петербурге. Кстати, 35-метровый шпиль шуйской колокольни идентичен по конструкции шпилю Петропавловской крепости.

Рядом со звонницей установлен памятник священнослужителям, убиенным в годы репрессий. Известно, что купцы были людьми набожными. И не случайно именно Шуя в начале 1920-х годов стала оплотом сопротивления уничтожению святынь. В 1922 году лично сам Ленин составил секретное письмо, квалифицировавшее события в Шуе как одно из проявлений общего плана сопротивления декрету советской власти со стороны «влиятельнейшей группы черносотенного духовенства», с предложением их ареста и расстрела. Эти события сейчас историки описывают как Шуйское дело. Кстати, в Шуе находится, на мой взгляд, один из самых уродливых памятников вождю мирового пролетариата – такое выражение лица Ильича со страшно искаженными чертами мне не встречалось более нигде.

До революции на сравнительно небольшой территории города было более 20 церковных комплексов, а в окрестностях Шуи процветало множество монастырей. Сегодня многие из них восстанавливаются и становятся центрами притяжения верующих. Неподалеку от города, в селе Красноармейском (ранее – село Архангельское), стараниями отца-настоятеля иеромонаха Иринарха из руин и запустения были восстановлены два храма – во имя Живоначальной Троицы и во имя Собора Михаила Архангела. Недавно здесь забил источник, слава о целительной силе которого также заставляет верить в шуйские чудеса. Впрочем, стоя после многочасовой службы на крутом берегу реки Тезы, действительно обретаешь душевное спокойствие. Здесь почти всегда чистое небо, а такого удивительно мощного звездопада, как над храмом в Красноармейском, мне не доводилось видеть даже в тропиках!

Мыльная история

Герб этого русского города выглядит лаконично и интригующе – параллелепипед золотого цвета на алом фоне. Как выяснилось, этот желтый геральдический кирпич – не что иное, как… мыло! Шуя долгое время была центром мыловарения, и здешние мыловарни гремели на всю страну, а сама матушка-императрица Екатерина почитала шуйское мыло лучшим, за что в 1781 году пожаловала городу герб с изображением мыльного бруска.

Впервые о шуйском Музее мыла я узнала на международной туристической выставке. Энтузиасты-музейщики раздавали яркие наклейки с контактной информацией всем посетителям. Притом что на тот момент я уже бывала в Шуе несколько раз, об этом частном музее услышала впервые.

Музей мыла, расположенный в двухэтажном кирпичном особняке, – частное начинание Татьяны Кульвановской, которая увлеклась историей шуйского мыловарения настолько, что сегодня целиком и полностью посвятила себя музею.

В числе уникальных экспонатов – старинные рецепты, по которым варили мыло еще в XVIII веке, и историческая карта Шуи с отмеченными на ней мыловарнями, и дореволюционные книги и плакаты о пользе гигиенических процедур. Коллекция, в которой есть действительно уникальные экспонаты, постоянно пополняется. Главный герой экспозиции, конечно, мыльный брусок, который когда-то ценился почти на вес золота: невеста с куском мыла в приданом считалась богатой.

Кроме экскурсий, в музее организуются мастер-классы по изготовлению мыла. А тем, кто хочет увезти с собой память о посещении центра российского мыловарения, магазин при музее предлагает мыло ручной работы всех цветов и фасонов с натуральными ингредиентами: козье молоко, яблоки, экзотические фрукты, отвары целебных трав. Глаза разбегаются – «Царское», «Молодильное», «Палех», «Поэтическое» (со строчками Бальмонта и Цветаевой), и хочется купить все и сразу, тем более что цена на уникальную продукцию удивительно невысока – от 200 рублей. С 2010 года в Шуе проходит ежегодный фестиваль мыла, который с каждым годом собирает все больше гостей.

Хочется верить, что память о славном прошлом Шуи не лопнет, как мыльный пузырь.

______________

Личное

О «своей» Шуе нам рассказал Валерий СОЛОВЬЕВ, актер театра и кино, заслуженный артист России, легенда отечественного дубляжа.

– Шуя – это родина, а как к родине можно относиться? Только с любовью и нежностью. Даже невзирая на все недостатки, которые с возрастом видишь. Маленький, патриархальный, небогатый, с замечательными людьми город. В связи со сложным графиком работы нечасто получается туда выбраться, но там живет моя матушка, остались школьные друзья, поэтому на неделю – десять дней отпуска приезжаю. Сентиментальность присуща всем, особенно когда возвращаешься в детство – это всегда прекрасно.

Когда-то Шуя была крупным купеческим городом с большим количеством храмов, которые, к счастью, ныне стали восстанавливать: в моем детстве они все были разрушены. Меня всегда тянуло к этим храмам, любил там во что-то играть. Сейчас, когда приезжаю, сижу рядом, думаю, наслаждаюсь солнцем, летом, протекающей мимо жизнью, смотрю на лица – встречаются среди них очень одухотворенные…

Потихоньку город, конечно, меняется. Ивановская область всегда была текстильным краем: в мои школьные годы у нас в городе насчитывалось восемь текстильных фабрик. Когда легкая промышленность страны почила в бозе, они пришли в запустение. Сейчас что-то возрождается. Развитие, конечно, могло бы идти интенсивнее, но все-таки это Россия.

Я очень горжусь тем, что мой близкий школьный друг основал там местное телевидение – у Шуи теперь есть свой канал. А это одна из примет современной жизни. Дороги сделали, мост, так что какая-то жизнь идет. Еще я все время привожу оттуда много мыла, там его делают не хуже французского.

Но все-таки особая прелесть этого города как раз в его некоторой сонности, патриархальности. В нем покойно – не спокойно, а именно покойно. И отчасти именно за этим ощущением туда стоит поехать.

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes