Без права переписки

Мессенджер Telegram без обходных путей больше не доступен, и с этим, скорее всего, придется смириться. История началась почти год назад, когда сервис обвинили в том, что именно по его каналам обменивались сообщениями террористы, устроившие взрыв 3 апреля 2017 года в петербургском метро. Тогда же появилось требование Роскомнадзора выдать спецслужбам «ключи для дешифрации», чтобы можно было читать переписку пользователей.

Основатель мессенджера Павел Дуров неоднократно говорил, что никаких ключей нет. Еще в начале апреля этого года на канале Павла Чикова, главы правозащитной организации «Агора», представляющей интересы Telegram, появилась картинка – два массивных ключа с надписью «Всего самого доброго. П. В. Дуров».

Однако играть в кошки-мышки с государством – дело бесперспективное. И «Агора» об этом прекрасно знает. Именно она недавно издала доклад «Россия под наблюдением – 2017», в котором утверждается: за последние десять лет суды в 98 процентах случаев удовлетворяли ходатайства об ограничении прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи.

Практически любая социальная сеть, почти любой мессенджер сейчас может быть заблокирован, от Viber и WhatsApp до Twitter и Facebook. В связи с этим мы задали сегодняшним собеседникам вопрос: «Закрытие какого интернет-канала – сайта, соцсети, мессенджера – станет для вас трагедией?»

 

Андрей ГОЛОВНЁВ, директор музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

– Я по большей части представлен в Facebook, слабенько в «ВКонтакте», почти не активен в «Инстаграме», присутствовал в Telegram, но с закрытием канала ничего не потерял: я, по-моему, ни одной телеграммы туда не отправил. Пик моей сетевой популярности случился прошлым летом, когда я выложил запись салюта на «Алых парусах»: кабинет директора расположен так, что мне открывается, может быть, самый лучший вид на праздник – запись быстро собрала тысячи просмотров.

Жизнь показывает, что соцсети и интернет – сейчас ведущая сфера обмена информацией и даже существования. Скоро мы уберем приставки в словах «кибержизнь» и «киберреальность»: сегодня это становится реальностью, с которой молодые люди засыпают и просыпаются. Они укладываются в сети и глаза открывают там же. Можно сколько угодно по этому поводу ворчать, но это действительность.

Киберреальность ничуть не менее человечна, чем традиционная. Это освоение эфира. Раньше предполагалось, что там – только ангелы и архангелы, а сегодня – ники и сетевые персонажи. Киберреальность приближает нас к вроде бы совершенно неисполнимому замыслу бессмертия. Я как сценарист и режиссер по профессии могу записать такой ваш образ, что он будет жить без вас: вы будете посылать эсэмэски, задавать вопросы – уже ни меня, ни вас не станет, а мы все еще будем вести диалог.

Мы только-только запускаем интернет-продажи билетов в Кунсткамеру. Надеемся, что с появлением их в музее уменьшатся очереди на вход, которые в зимнее время года особенно монументальны.

 

Анастасия СТОЛБОВА, автор инстаграм-проекта @zajacmartovskii (37,7 тысячи подписчиков)

– Сейчас чем на большем числе платформ представлен блогер, тем шире его аудитория и тем он перспективнее для рекламодателя. К примеру, если бы у меня были развиты аккаунты «ВКонтакте», Facebook, YouTube и тот же Telegram, рекламодатели больше интересовались бы мной. Безусловно, для меня станет трагедией закрытие «Инстаграма», потому что это основная платформа для моего творчества. Я даже не знаю, что буду делать, если это произойдет. «Инстаграм» и так постоянно ужесточает требования, закручивает гайки, впрочем, так делают все платформы.

Что касается Telegram, я и мой заяц Матвей пытались развивать там свой блог, но поняли, что это возможно исключительно за счет рекламных вливаний, а не органического роста. Как пользователю, мне этот мессенджер удобен: там есть важные чаты, где я узнаю актуальную информацию от представителей брендов, получаю предложения, куда можно сходить. Так что, потеряв эту площадку, будет сложнее налаживать контакт с партнерами. Возможно, мы переместимся в тот же «ВКонтакте» или WhatsApp, найдем другие способы связи. Словом, конкретно для меня отсутствие Telegram не так критично.

 

Олег МАКАРЕНКО (Фриц Морген), ведущий «Живого журнала» fritzmorgen, основатель вики-проекта «Русский эксперт» и сайта PolitRussia

– Мы живем в 2018 году, у блогеров нет больше жесткой привязки к конкретным каналам. Разумеется, я расстроюсь, если в России будет заблокирован (окончательно) Telegram или, например, «Живой журнал». Но катастрофой это не станет – по тем же причинам, по которым не станет катастрофой закрытие, допустим, движения по Моховой улице в Петербурге. Я всегда смогу «доехать» до читателя и по соседним улицам.

 

Яна MiuMau Франк, топ-10 «Живого журнала», интернет-магазин «Белолапик»

– Я очень люблю свой ЖЖ, не только потому, что у меня там огромная аудитория и жизнь бурлит, но и потому, что люди собрались очень интересные. И мне формат ЖЖ нравится, то, как там организованы дискуссии, это кажется мне удобным, когда под одним постом разговаривают друг с другом несколько сотен человек. Я пишу его в течение 18 лет, это любимый проект. Там люди читают и обсуждают длинные тексты (лонгриды), во многих других соцсетях такое читать неудобно или даже опубликовать невозможно. Я уже много лет слышу, что ЖЖ умирает. Но пока он жив, я буду там писать.

Мне не кажется, что потеря какой-то соцсети будет трагедией. Я так давно готова к тому, что в интернете все меняется, какие-то ресурсы исчезают, появляются, становятся более или менее популярными. Нельзя так жить, чтобы потеря соцсети становилась катастрофой.

Я уже несколько раз по каким-то причинам бросала довольно раскрученные домены и сайты. Никто не умер, начала и раскрутила другое. «Белолапик» тоже очень хорошо работал, а потом несколько лет назад из-за глупой ошибки пришлось сменить домен. И мы довольно быстро восстановили всю аудиторию. А «Телеграма» совсем недавно вообще не было, а теперь кто-то без него жить не может?

Если завтра что-то обвалится, будем смотреть, куда бегут все, осваиваться в новых местах, учиться чему-то новому. Ничего страшного. Я верю, что главное – хорошо делать свое дело. В моем случае – рисовать картинки, писать хороший контент. А как и через что пристроить, продать и показать людям – найдем.

 

Подготовили Вера КИЗИЛОВА, Наталья ЛАВРИНОВИЧ

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes