«Решил принимать все награды»

В биографиях знаменитостей множество точек, когда история могла пойти по-другому. Например, родители Шарля АЗНАВУРА планировали перебраться в Америку, но их очаровал Париж. В 1936 году состоялся кинодебют будущего шансонье. В войну его семья укрывала евреев, все вообще висело на волоске… А от скольких людей зависели повороты судьбы! «Стрела» узнала, что сам маэстро думает по поводу «а если бы?».

Вера КИЗИЛОВА
info@gazetstrela.ru

– Американец Чарли Азнавур был бы совсем другим человеком?

– Я просто рад, что родители решили остаться в Париже. Французский язык – особенный, он очень богат и красив, и для моих текстов он идеален. Так что я рад, что все так вышло. Несмотря на то, что очень люблю путешествовать и говорить и писать на разных языках, французский остается моим фаворитом.

– Конечно, ведь на этом языке создана ваша легендарная Une Vie D’Amour («Вечная любовь»)! Кстати, вы не устали от того, что публика постоянно просит ее исполнить?

– Мой репертуар меняется в зависимости от страны и публики. Я пою на шести языках: английском, французском, немецком, итальянском, испанском и немного на русском. Поэтому когда приходит время очередного концерта в той или иной стране, я успеваю уже объездить другие страны и рад вновь вернутся к репертуару. Поэтому каждый концерт для меня разный.

– А что если бы вы остались верны кино, а не сцене?

– Мне нравилось сниматься, но, думаю, все сложилось, как и должно было быть. Я в первую очередь автор слов и музыки, и только после – артист на сцене или в кино, несмотря на то, что ролей у меня больше 90!

– В дни войны вы сильно рисковали, чего было тогда больше – страха или надежды?

– Нам очень повезло с родителями – они не боялись ничего, и даже в самые сложные дни в нашем доме не затихал смех. С чувством юмора легче переживать трудности, и мы так и делали. Будучи детьми, я и моя сестра Аида помогали скрывать противников режима и не осознавали на самом деле опасности. Естественно, это понимали наши родители, и вот им пришлось по-настоящему непросто, потому что они знали, что рискуют не только своими жизнями, но и жизнями своих детей. Их вера в правильность поступков и желание спасать людей была сильнее всего. Профессор Яир Ирон уже много лет ведет научную деятельность, изучая тему геноцида. И он выявил интересную закономерность. В процентном соотношении армяне были национальностью, которая спасла больше всего евреев. Я думаю, что это напрямую связано с тем, что пришлось пережить народу.

– Есть стереотип, что чем тяжелее времена, тем ярче песни…

– Не для меня – я нахожу вдохновение во всем, независимо от времени.

– Наверное, это и разглядела Эдит Пиаф?

– Эдит стала первой, кто поверил в меня и у кого я многому научился. У нее было исключительное чувство юмора и звонкий смех, который я слышу до сих пор, когда говорю о ней. Ее влияние на мою жизнь очень важно. Мы все же прожили восемь лет под одной крышей! Тут нужно уточнить, что под одной крышей, но не в одной кровати – мы жили в одном доме, вместе с другими ее наставниками, но при этом нас всегда связывала дружба и мы никогда не были любовниками.

– Знаю, что вы участвовали в «Маппет-шоу». В этом есть что-то очень французское – ценить юмор и уметь смеяться над собой.

– Шутки были частью нашей жизни с самого детства и остаются по сегодняшний день. Я считаю, что людям, которые не умеют смеяться над собой, приходится сложнее всего. Если бы не эта черта, то я бы не смог противостоять критикам, которые были беспощадны ко мне. Они все в один голос твердили, что таких как я – «маленького роста, некрасивых, без голоса» – вообще не должны допускать до сцены. В те годы критика могла навсегда сломать вашу карьеру, не говоря уже о вашем характере. Но сейчас я смеюсь, отвечая, что многих из них уже нет в живых, а я все еще пою на сцене. Такой же маленький и без голоса. (Смеется.)

– Вы командир ордена Почетного легиона, у вас – именная звезда на голливудской «Аллее славы». А какой наградой особенно дорожите?

– Для меня, которого долгое время критика не принимала (и я бы даже сказал, что критики вели себя непозволительно жестко со мной, боясь бросить лишнее доброе слово), все награды особенно дороги! Я решил принимать все награды, что мне дают, и продолжаю это делать по сегодняшний день! (Смеется.)

– В интервью российским изданиям вы часто вспоминаете ресторан отца «Кавказ» и расхваливаете дедушкин борщ…

– Я по-прежнему люблю борщ и не теряю возможности попробовать его каждый раз, когда бываю в России. Сразу могу определить, приготовлен он по всем традициям или нет, – в этом вопросе меня уже не провести!

________________

Шарль Азнавур:

25 апреля – БКЗ «Октябрьский» (Санкт-Петербург)

28 апреля – Государственный Кремлевский дворец (Москва)

 

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes