Испытание шагами

Когда они шли по ночному бульвару Корниш в центре Дохи, то даже просто смотреть на них было физически тяжело. И пусть было уже далеко за полночь, так как соревнования ходоков и марафонцев на чемпионате мира по легкой атлетике в Катаре из-за жары проводились именно ночью, — все равно. Температура воздуха – сильно за 30. Дикая влажность. И – испытание на мужество ночной дорогой.

До обочины трассы в Дохе от приятной прохлады кондиционированного автобуса мне пришлось пройти метров 50. Это было не то, чтобы мучение – нет. Просто приятного в преодолении даже такой дистанции, пока не входящей в программу чемпионата мира, было крайне мало. Жара и влажность делали свое дело мгновенно – хотелось просто вернуться обратно в автобус и отправиться прямиком в душ. И это – всего-то 50 метров. А ходокам в этот вечер предстояло пройти по Корнишу в 400 раз больше — 20 километров. Вперед и назад, вперед и назад – 20 кругов по набережной залива, каждый ровно по одному километру. И ладно бы с моря подул хоть какой-нибудь ветерок, но и этой поблажки катарская погода ходокам не предоставила. Не на ту напали!

Россиянин Василий Мизинов в этой компании ходоков выглядел почти подростком – худенький, почти невесомый, со стрижкой «под ноль». Честно говоря, встретив его на улице, вы скорее примете Василия за призывника, готовящегося отправиться на срочную службу, чем за спортивного героя. А в этот вечер в Дохе он был настоящим героем. Когда примерно к середине дистанции между отставшим Василием и группой лидеров, борющихся за медали, появился просвет, который какое-то время только увеличивался, подумалось, что соперники уходят уже навсегда. А он шел и шел – своим ритмом, не бросаясь в погоню, не давая воли эмоциям. Шел, просто стиснув зубы и только слегка поворачивая голову, когда с обочины трассы кто-то по-русски пытался поддержать его одним-единственным словом: «Терпи!» Иногда это, честно говоря, был я сам.

И отрыв сначала стабилизировался, а ближе к последним пяти километрам дистанции стал таять. Метр за метром. Шаг за шагом. Потом некоторые соперники стали просто проваливаться назад, словно раз и навсегда проиграв свое личное сражение с катарской дорогой. И за два круга до финиша Василий Мизинов был уже третьим. А ровно за километр – почти в самый момент предпоследнего за эту ночь пересечения финишной черты – обогнал и шедшего вторым шведа Карлстрема, который выше Василия почти на голову.

После финиша Мизинов с улыбкой скажет по поводу своих габаритов: «Сейчас во мне ровно 57 килограммов счастья». Но это – после финиша. А оставался еще целый километр. По меркам спортивной ходьбы – почти ничего. По меркам катарской дороги в эту ночь – практически бесконечность.

Но он все-таки пришел к своему серебру чемпионата мира, уступив только явному лидеру в спортивной ходьбе в нынешнем сезоне – японцу Яманиши,  который соревновался в эту ночь с кем-то на своей персональной спортивной планете. А среди обычных землян Мизинов оказался и вовсе первым. После всех тех скандалов и испытаний, которые вполне заслуженно выпали на долю российской спортивной ходьбы в последние годы, — ей просто необходим был глоток воздуха и надежды. И Василий Мизинов своим героическим выступлением в Дохе этот самый глоток подарил.
 
Этот маленький магнитогорский паренек – с виду вовсе не Илья Муромец. Но для того, чтобы совершать настоящие подвиги, былинным богатырем, как оказалось, быть вовсе необязательно.
 
… Несколько десятков метров по смешанной зоне Василий Мизинов делал, наверное, дольше, чем несколько кругов дистанции по бульвару Корниш. Остановил я его там, по сути, чтобы просто поздравить – истязать ходока лишними разговорами совсем не хотелось. Но эмоции от только что пережитого у Василия просто бурлили, и в итоге все-таки получилось небольшое интервью, которое добавило впечатлений этому вечеру.
 

— Василий, приходилось когда-нибудь соревноваться в таких условиях?

— До этого у меня был только один такой тяжелый старт – на Кубке мира в Китае. Но градусов и там было поменьше все-таки. Так что это был самый тяжелый по погодным условиям старт, в котором я принимал участие. Было тяжело, но мы справились (улыбается).

— Когда группа из 6-7 лидеров начала от вас уходить, не было чувства, что это – уже навсегда, и что медали уходят вместе с ней?

— Когда уходила группа – нет. А вот когда и из нее швед ушел далеко, то уже появилось чувство, что догнать его будет тяжело. И то, что мне удалось это сделать – просто чудо какое-то! А так я в принципе рассчитывал на то, что со временем все встанет на свои места. По такой погоде долго идти в неудобном для себя ритме невозможно. А я шел именно в своем темпе.

— В первой половине дистанции вы получили одно предупреждение от арбитров (в ходьбе теперь за три предупреждения спортсмен наказывается двухминутной остановкой, а после четвертого – снимается с соревнований – прим. ред.). Не возникло тревоги в тот момент, все-таки идти еще предстояло очень долго?

— После первого предупреждения не возникло. Но когда в конце дистанции судьи еще несколько раз мне показали, что нужно обратить внимание на технику – тут тревога уже появилась. Приходилось себя чуть-чуть контролировать, не входить в этот кураж и не нестись сломя голову. И еще очень важно, когда судья тебе показывает замечание – дать ему знать, что ты все понял. Что ты исправил свою ошибку — и сделать именно так, чтобы он видел это. Так я и делал.

— Если бы кто-то сегодня утром сказал, что вы завоюете серебро чемпионата мира, поверили бы?

— Сегодня утром? Я бы просто сказал: поживем-увидим. Хотя многие верили в меня и надеялись, что сегодня что-то – да будет. Может, я и сам тоже это знал. Просто нельзя ничего загадывать заранее. И если не делать этого, то все, о чем мечтаешь, сбывается…

Владимир ЮРИНОВ
Доха

 
Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes