«Стандарту категории «500» наш турнир соответствует уже давно»

Календарь спортивного 2020-го оказался полностью переписан пандемией коронавируса. Тем не менее, теннисный турнир St.Petersburg Open проходит и в этом году, став, пожалуй, его главным событием в спортивном мире Северной столицы после прихода в нашу жизнь разного рода ограничений, масок и санитайзеров. О том, как проходила организация турнира в столь непростой год, мы побеседовали с директором St.Petersburg Open Наталией Камельзон.

— Наталия Александровна, весной, когда весь теннисный календарь из-за пандемии начал рушиться, и никто толком не представлял себе перспективы развития всей этой истории, лично у вас какие были ощущения? Была уверенность или, скажем, надежда, что St.Petersburg Open в 2020-м все-таки удастся провести?

— Можно вспомнить, что всю эту коронавирусную историю мы заступили еще в феврале. Мы провели женский St.Petersburg Ladies Trophy и оказались последним турниром, который прошел в полном объеме. И уже тогда столкнулись с тем, что встречали спортсменок с Australian Open в ситуации нараставшей эпидемии. И у нас уже тогда были маски, санитайзеры — все эти привычные теперь атрибуты. Затем весь календарь начал валиться, и, конечно, настроение было не очень хорошее. Мы не понимали, насколько долго все это продлится, а ситуация все ухудшалась и ухудшалась: отменился «Ролан Гаррос», затем — Уимблдон, и все покатилось. Но когда «Ролан Гаррос» — если не ошибаюсь, это было в июне — объявил о том, что турнир состоится (причем как раз в наши сроки), то стало понятно, что и St.Petersburg Open удастся провести. Все турниры стали очень активно бороться за ту или иную неделю в календаре, и я поняла, что и у нас есть шансы сдвинуться на более хорошую спокойную неделю. В постоянном контакте с генеральным директором турнира Александром Ивановичем Медведевым мы выбирали сроки, пробовали просчитать возможные варианты, и в итоге однозначно приняли решение, что будем стоять на «китайской неделе» (неделе, когда в обычные годы проходил турнир в Китае — прим. Ред.), так как вероятность, что Китай будет проводить  соревнования, была самой маленькой. И мы не только угадали с неделей, но благодаря всей совокупности обстоятельств смогли получить повышение категории до «АТР-500».

— Насколько трудным был переговорный процесс по этому вопросу с АТР?

— Вы, наверное, знаете, что одна категория меняется на другую очень непросто. Но то, что в этом году календарь немножко обеднел, и многие летние турниры, как и часть турниров осени, отменились, повлияло на ход наших переговоров. И, конечно, большую роль сыграла наша очень хорошая репутация. Хотя до этого мы проводили турниры категории «АТР-250», но наши условия проведения, спортивные условия и в целом весь стандарт соревнований соответствовал турниру более высокого уровня. При этом сыграл роль и тот факт, что, будучи турниром категории «250», мы во все предыдущие пять лет был собирали состав очень высокого уровня. Не было ни одного случая, чтобы у нас играли меньше двух-трех теннисистов из первой десятки.

— Если мы затронули тему приглашения игроков, то, как директор турнира, скажите: в турнир категории «500» по практике переговорного процесса приглашать игроков действительно намного проще?

— Я не знаю, что будет в нормальной ситуации, так как в этом году она все-таки не совсем типичная. Но очевидно, что турнир «250» — это совсем другие рейтинговые очки. И, помимо того, у игроков есть обязательства — они должны за год сыграть определенное количество турниров «АТР-500». Поэтому первоначальный заявочный список участников нашего турнира был очень ярким. Да, впоследствии по объективным причинам он несколько изменился. Но это уже никак не зависело от организаторов. Например, тот же Стефанос Циципас до последнего момента не снимался с нашего турнира, но затем вышел в полуфинал «Ролан Гаррос». А сейчас ситуация такова, что игрок должен отыграть матч, совершить перелет, затем сдать тест и целый день сидеть в ожидании его результатов. То есть времени на то, чтобы успеть приехать и адаптироваться к другим условиям и другому покрытию у Циципаса просто не было.

— Сказалась ли на ситуации с турниром St.Petersburg Open неожиданная отмена «Кубка Кремля», который должен был пройти сразу за турниром в Северной столице?

— Изначально «Кубок Кремля» стоял в календаре на последней неделе октября, но после долгих переговоров мы пришли к соглашению, что турниры в России пройдут в течение двух недель подряд. Конечно, это было удобно для игроков, и они могли бы сыграть два турнира в одной стране с очень коротким переездом или всего-навсего часовым перелетом. Но у «Кубка Кремля» по разным причинам не сложилось, и турнир был отменен. На нас это не отразилось, так как основные иностранные игроки, как и все российские, своих планов не изменили. Те же Милош Раонич, Денис Шаповалов, Стэн Вавринка первоначально собирались на оба турнира, но не приехали и на один. Опять-таки не забывайте, что у нас турнир «АТР-500». Очень важную роль сыграло и то, что мы стали одним из соревнований, которые смогли в этом году сохранить свой призовой фонд. Если посмотреть на турниры категории «250», которые сейчас проводятся, то они свои призовые фонды «уронили» на 30-50 процентов. Нам удалось его сохранить, и это тоже сыграло свою роль в повышении категории турнира.

— Нельзя не задать вопрос о том, каковы перспективы и шансы сохранить эту категорию «АТР-500», и от чего это в первую очередь будет зависеть?
 
— Это непростая история, но мы продолжаем работать и надеемся, что, несмотря на все сложности, сможем сохранить эту категорию. Зависеть это будет от многих факторов — например, от общей ситуации в календаре АТР на следующий год. Ведь общее количество турниров «АТР-500» в нем не поменяется. Возможно, придется разговаривать и о каких-то юридических вещах — например, в АТР могут предложить смену лицензии. Но мы надеемся, что в результате всех переговоров нам удастся сохранить эту категорию, ведь, как мы уже говорили, тот стандарт качества, который мы предлагаем, ей полностью соответствует. И в АТР это отлично понимают. Сейчас, например, наши телевизионные трансляции попали в другую юрисдикцию, и международный бродкаст осуществляет компания ATP Media. Мы видим, как они реагируют, и как удивляются качеству того телевизионного продукта, который получают. И уже по ходу турнира именно по этой причине пул трансляций из Санкт-Петербурга был расширен. Полагаю, все подобные моменты тоже будут играть в нашу сторону при решении вопроса о сохранении категории.
 
— Давайте теперь поговорим на несколько иную тему. Нынешний турнир проходит в совершенно в новых условиях — тут и особые санитарные регламенты, и новые организационные алгоритмы. Лично для вас что во всем этом было самым трудным?
 
— Не буду скрывать, организация турнира в этом году была сложной и очень затратной. Потому что, например, есть регламент АТР, есть регламент Роспотребнадзора, и эти два документа нужно было совместить. По регламенту АТР у нас должна быть «чистая зона» для игроков, и они не должны находиться нигде, кроме стадиона и отеля. Внутри этой «чистой зоны» тоже есть свои строгие правила. Если игроки проводят целый день в гостинице и могут только один час потренироваться и размяться, то это создает особые условия. И мы очень благодарны отелю Four Seasons, который практически всю гостиницу на эти дни отдал под турнир. Там есть и кабинеты физио, и массаж, специально для игроков оборудован ресторан. Это была огромная работа!
 
На остальной территории тоже все было по-новому. Нам пришлось разделить все потоки входа на арену — мы как организаторы проходим в один, зрители в другой, игроки в третий, технические службы в четвертый. Мы вынуждены были создать виртуальный пресс-центр, что также потребовало очень многих усилий. Могу сказать, что у нас каждый день турнира проходит как боевой день. На данный момент (разговор проходил в среду, 14 октября — Прим. ред.) мы провели уже 1000 тестов на коронавирус, так как по регламенту АТР абсолютно все, кто находится в «чистой зоне», должны сдавать его раз в четыре дня. Это тоже огромный и ответственный объем работы, так как все тесты заводятся в систему АТР, которая очень тщательно контролируется. В целом к окончанию турнира их количество составит примерно 2500.
 
— US Open в этом году прошел вообще без зрителей, на «Ролан Гаррос» ограничения по посещаемости были очень масштабными. Тут, насколько я понимаю, окончательное решение было не за АТР, а за правила страны и города-организатора?
 
— Да, и спасибо правительству Санкт-Петербурга, что нам было разрешено провести турнир со зрителями. Разрешено было 50 процентов, но по факту с учетом необходимости соблюдения социальной дистанции в полтора метра, это оказалось 30 процентов, так как полтора метра в зале — это два пустых сидения между занятыми, а не одно. Мы стараемся выполнить все требования Роспотрбнадзора, ведь обстановка такова, что сегодня в стране 14 тысяч новых заразившихся. И наша главная задача — чтобы турнир прошел, и чтобы после его окончания все были здоровы. Так что спасибо, что есть
хотя бы 30 процентов, ведь игроки очень положительно реагировали на присутствие болельщиков. Буквально каждый из них после матча говорил спасибо болельщикам за поддержку. Чувствовалось, что в зале есть настоящая теннисная атмосфера.
 
— Неожиданный вопрос. А есть в этом форс-мажорном году хоть что-то, что оказалось лично для вас легче, чем прежде?
 
— Имея пятилетний опыт проведения двух турниров — мужского и женского — в год, честно скажу: нет, легче в этом году не было ничего. Можно добавить еще такую деталь. Мы привезли на этот турнир 250 иностранных граждан — это и спортсмены, и тренеры, и представители АТР. И у нас не было ни одного прецедента, чтобы кто-то не смог приехать — я очень хочу поблагодарить и Министерство спорта и МИД за поддержку турнира. Ведь это не баскетбольная или футбольная команда, которая прилетает на матч одним чартером. Тут все игроки ехали с «Ролан Гаррос». Кто-то проиграл в первом круге, кто-то намного позже, и они выбирали разные маршруты, постоянно меняли планы. И при всей этой свистопляске смены билетов и получения виз мы благодаря скоординированной работе всех ведомств смогли привезти всех. Без единого исключения.
 
— Вопрос, который нельзя не задать, хотя, возможно, чуть рано. Какова ситуация с женским турниром St.Petersburg Ladies Trophy? Есть надежда, что он состоится в обычные сроки?
 
— Все сейчас задают мне этот вопрос (смеется). Да, мы планируем проведение женского турнира. Например, у нас только что прошло телефонное координационное совещание в WTA о календаре 2021-го года. Мы стоим в нем на своей неделе — с 8 февраля, и мы ее подтверждаем. Но как все будет на самом деле — решит развитие коронавирусной истории.
 
— Да, мы все только предполагаем, а кто располагает — тоже известно.
 
— Скажу, что мы сейчас прошли такую ударную подготовку, что к февральскому турниру при любых обстоятельствах будем готовы во всех смыслах. И пока никаких разговоров о том, что турнир в Санкт-Петербурге может не состояться, нет. Наоборот, все уже начинают обсуждать конкретные условия его проведения. И это внушает оптимизм.
 
 
Владимир ЮРИНОВ
Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes