Ефим Звеняцкий: «Мы способны творить чудеса»

В Санкт-Петербургском Театре юных зрителей им. А.А. Брянцева на днях завершились гастроли Приморского академического драматического театра им. М. Горького. За четыре дня актеры из Владивостока сыграли четыре разных спектакля. На афише были обозначены «большие гастроли». Так называется программа обменных гастролей театров России между разными городами страны, которые финансирует Министерство культуры.

В сентябре  ТЮЗ побывал с несколькими спектаклями в Хабаровске и Владивостоке. В ответ театры этих городов познакомили петербургских зрителей со своими постановками.

Ефим Звеняцкий, фото Сергея Кирьянова

Мы пообщались с народным артистом России, художественным руководителем, одновременно являющимся и директором, и главным режиссером Приморского театра драмы Ефимом Звеняцким.

— Ефим Самуилович, недавно в беседе со мной один известный режиссер сказал, что ставит спектакли для себя. Считает, что если это интересно ему, то будет интересно и другим. А каков ваш подход?

— Я стою на абсолютно других позициях. Считаю, надо ставить спектакли для зрителей. Пусть это звучит не модно, и мы выпадаем из некого тренда, но во Владивостоке, где мало театров, нам приходится учитывать разные вкусы публики, воспитывать зрителя, и просвещать, и работать для всех возрастов, ибо ТЮЗа в городе нет. И мы ставим детские сказки, зрелищные, яркие, музыкальные. Ставим комедии, спектакли, связанные с историей нашего края, любим классику. Есть проблема — у нас нет спектаклей для подросткового зрителя, мы как бы пропускаем этот важный возраст. Наверное, в какой-то степени помогают исторические спектакли, которые могут взволновать молодую аудиторию. Те же «Крейсера» по роману Валентина Пикуля — это трагическая история о том, как погиб наш тихоокеанский флот в 1905 году. Появился спектакль Бориса Пильняка «Фрегат «София» о взаимопроникновении двух культур — русской и японской.

— Я посмотрела спектакль вашего театра «Анна Каренина» в постановке норвежского режиссера Мортена Бергерсена. Это очень авангардно! Тут и драма, и балет, и театр теней. Интересно решено по ритму, по игре — гротеск и трепетное искреннее проживание. Даже по столичным меркам — это эксперимент. Как он возник?

— Не люблю эксперименты, на мой взгляд, это что-то далекое от искусства. Скорее, это был новый опыт. Мы рисковали, зритель мог не понять новый для него язык. Но все получилось, и публика приняла эту постановку. Как все возникло? Я 19-й год руковожу кинофестивалем «Меридианы Тихого». К нам приезжают самые разные страны, которые граничат или находятся вблизи с Тихим океаном, это и Чили, и Сингапур, и США, и Япония. У нас оказались гости из Норвегии, и родился настоящий евроазиатский проект. Сценическую версию подготовил немец Армин Петрас. Сначала роль Анны играла норвежская актриса Гёрильд Маусет. Показ состоялся трижды, Гёрильд говорила на своем родном норвежском, а на сцене шли титры на русском. Параллельно роль репетировала наша ведущая актриса Марина Волкова. Это не в первый раз мы так работали. У нас были постановки с американцами, японцами, корейцами. Думаю, «Анна Каренина» получилась удачной не только из-за режиссуры, но еще и потому, что у наших актеров очень хорошая школа. В Дальневосточной академии искусств прекрасные педагоги, и я каждый год беру оттуда по двое выпускников. И только оттуда. Я 40 лет так сбиваю наш труппу.

«Анна Каренина», фото Елены Добряковой

— Некоторые режиссеры любят соединять разные школы и стили, считают, что это придает больше энергии и драйва постановкам.

— Я этого драйва добиваюсь приглашением самых разных режиссеров. Сам я ставлю только один спектакль в год. И ищу талантливых постановщиков, с которыми актерам увлекательно придумывать, творить что-то интересное. Для меня, конечно, существуют критерии режиссерской работы, — в свое время я имел возможность учиться в лаборатории у Товстоногова, закончил высшие режиссерские курсы у Эфроса. Это мои главные учителя, по ним и равняюсь.

— Вы, я прочла в Википедии, из простой семьи. Как возник театр в вашей жизни?

Спектакль «Товарищъ», фото Натальи Кореновской

— Я родился в то время, когда Сталин высылал евреев в только что образованную Еврейскую автономную область. Мои родители родом из Украины — поехали по комсомольской путевке строить новый город Амурзет. Поначалу люди там жили в землянках, будках, комаров кормили. Абсолютная нищета. Я провел там 16 лет. Край земли! До столицы — Биробиждана — надо было ехать 9 дней на лошади. И когда я впервые в свои 14 лет увидел железнодорожные рельсы, я наклонился к ним и погладил. И все равно у меня было счастливое детство — меня воспитали добрые родители, учили прекрасные учителя в школе, я читал хорошие книги и смотрел замечательные фильмы. Я научился испытывать чувство благодарности за любой опыт, который дается мне в жизни. Я стал мечтать о профессии актера. И мне повезло. В Дальневосточный пединститут искусств меня приняли несмотря на то, что я как представитель еврейской национальности уже шел сверх пяти обозначенных для приема процентов. Поверили в мои способности. Но только на актерстве я не остановился, поступил на Высшие режиссерские курсы при ГИТиСе. И потом, забрав 16 выпускников из института искусств во Владивостоке, отправился с ними в Комсомольск-на-Амуре работать в театре. Там была тогда полная разруха. Но все равно это были прекрасные годы.

— Как возник проект обменных гастролей с петербургским Театром юных зрителей?

— Мы познакомились с директором ТЮЗа Светланой Лаврецовой на культурном форуме. Очень деятельная женщина, мне импонируют ее энергия, преданность театру и менеджерские способности. А приехав сюда, я понял, что нас особенно роднит: и в нашем театре, и здесь актеры — на первом месте, это главные люди, и есть ощущение теплого дома. Это важно! Наш театр ожидает реконструкция, это значит, что на три года мы лишимся своего помещения. Конечно, давно требуется заменить машинерию, свет, звук, но я ужасно боюсь растерять артистов. Хочется сохранить всех до одного.

— Когда вы поставили первый в вашем театре мюзикл, чем это было продиктовано?

— А вот тем же самым. Сохранить театр, сохранить труппу, заработать деньги, чтобы было чем платить актерам. Начало 90-х. Театр бедствовал. Я придумал «Шоу Ефима Звеняцого». В паркетном зале театра поставили столы: там пели и танцевали артисты, а зрители могли ужинать за этими столами. В первом 50-минутном акте пели звезды России, которые приезжали к нам в город. А потом выступали артисты нашего театра, порой до 2 ночи все это длилось. На то, что мы получали за эти музыкальные ревю, мы могли поддерживать актеров и ставить серьезные спектакли. Удачным тогда получился «Иванов» Чехова. В какой-то момент мы перешли к мюзиклам, и их очень полюбили зрители. Я поставил «Биндюжник и король» Александра Журбина совместно с оперной студией «Классическая опера». Там же позднее поставил «Риголетто» и «Травиату», привлекая и своих артистов. Появились мюзиклы «Оливер Твист», «В джазе только девушки». Дальше больше — была поставлена настоящая оперетта «Летучая мышь». Я пригласил из Хабаровска двух солистов оперетты, остальные партии исполняли наши артисты. Мы способны творить чудеса!

— В петербургском ТЮЗе сегодня тоже много музыкальных спектаклей, идет мюзикл «Алые паруса». Вы по-прежнему двигаетесь в этом направлении?

— Сейчас этого чуть меньше. Правда, мы снова хотим вернуться к мюзиклу «В джазе только девушки». В успехе спектакля не сомневаюсь, если у нас в труппе сегодня есть такие музыкально одаренные актрисы, которые могут петь подобно Эдит Пиаф (спектакль «Эдит и ее демоны» с Натальей Овчинниковой в главной роли был показан в рамках «больших гастролей» на сцене петербургского ТЮЗа — Ред.). А пока я получил право на постановку пьесы Ингмара Бергмана «Сцены из супружеской жизни». Начал репетировать. Чего мне хочется в этом спектакле? Тихого человеческого разговора, верной интонации, проникновенности. Этого разговора сегодня часто не хватает в театре. Будет необычный спектакль. Как уложить в один вечер 204 страницы текста? Мы сыграем первый акт, и будет перерыв на ланч. А потом продолжим…

— А говорите, не любите экспериментов.

— Наверное, я просто вкладываю другой смысл в это слово. Но если вы считаете, что в этом случае я устраиваю эксперимент, пусть будет так.

Беседовала Елена Добрякова

 

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Введите код * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Славянка Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes Premium WordPress Themes